Международный Комитет Красного Креста

Греция: река Марица - смертельная ловушка для сотен мигрантов

Статья 30 август 2017

Башир, крепкий 18-летний юноша, думал, что сможет переплыть Марицу. Однако река коварна, и покорить ее под силу не каждому. Не смог и Башир.

Вымокшие до нитки, продрогшие, выбившиеся из сил, мать и сын прилегли отдохнуть и уснули прямо на берегу. Они смогли пересечь реку. Однако на следующий день их нашли мертвыми: виной всему переохлаждение. Еще одна семья похоронила на берегу Марицы четырехлетнюю дочку. Девочку сбил поезд, когда она вместе с родителями шла вдоль железнодорожных путей у реки.

Река Марица (греческое название - Эврос) берет свое начало в Болгарии, проходит около 150 км по границе между Турцией и Грецией и затем впадает в Эгейское море. Для бегущих от войны и нищеты мигрантов это не просто возможность попасть в Грецию, а настоящие ворота в Европейский союз (ЕС). Через Марицу пытаются перебраться целыми семьями. Кто-то — на утлых суденышках нанятых перевозчиков. Кто-то, как Башир, решается пересечь реку вплавь.

Многие тонут. Сотни выуженных из воды тел так и остаются неопознанными. Движение Красного Креста и Красного Полумесяца работает над укреплением потенциала в области судебно-медицинского опознания тел с целью вернуть погибшим их достоинство, а также известить их родственников о случившемся, чтобы положить конец неизвестности.

Тело Башира было найдено спустя месяц после того, как юноша нырнул в ледяные воды Марицы. При нем нашли только сим-карту и размокший паспорт, в котором ничего нельзя было разобрать, из-за чего установить личность погибшего сразу же было невозможно.

«По сравнению с другими регионами Греции в Эвросе захоронено больше всего неопознанных тел мигрантов, — объясняет доктор Павлос Павлидис, судмедэксперт при больнице общего профиля в Александруполисе, работавший с останками множества погибших мигрантов. — Когда уровень воды в реке поднимается, многие тонут: их уносит течением. Их тела находят, только когда вода спадает».

Доктор Павлос Павлидис, судмедэксперт при больнице общего профиля в Александруполисе. CC BY-NC-ND / ICRC / Stylianos Papardelas

Имеющиеся данные о том, сколько людей пересекает реку, — скудные. Достоверных сведений о тех, кто погиб при переправе, — еще меньше. По данным ООН, около 6500 мигрантов в Турции ждут возможности перебраться в Грецию через Марицу. Заключение соглашения между ЕС и Турцией, которое призвано сократить количество мигрантов, прибывающих на греческие острова морским путем, привело к тому, что путь через Марицу вновь стал популярным среди мигрантов маршрутом.

В регионе часто находят личные вещи пропавших без вести мигрантов. CC BY-NC-ND / ICRC / Stylianos Papardelas

Переправляться через реку не так рискованно, как плыть по морю, но опасности все же подстерегают тех, кто отважился ее пересечь.

Живущие у реки греческие крестьяне часто видят мигрантов у себя на полях. Хозяева нередко приглашают их в дом, кормят и дают напиться воды. Иногда они даже спасают им жизнь.

Как-то зимой, проплывая по реке на лодке, группа крестьян заметила промокшего и продрогшего молодого пакистанца. «Бедолага промок до нитки. Он весь дрожал. Зубы у него стучали так, что он не мог произнести ни слова», — рассказывает Тасос Саликирьякис, 43-летний крестьянин, живущий недалеко от реки.

Один из мужчин отдал юноше свою куртку, другой дал брюки, третий — носки. Они отвели его к своей машине и усадили греться. Пакистанец попросил закурить.

«Он не переставая благодарил нас за то, что мы дали ему одежду, бросился нас обнимать, — вспоминает Тасос Саликирьякис. — Вещи были совсем новые, и мы шутили, что, как говорят у нас в Греции, в таком виде не стыдно и жениться».

Спасшие юношу крестьяне хотели уже было идти, когда тот на ломаном английском рассказал, что у реки есть еще люди. Крестьяне позвали пограничников, а те развели у реки костер и раздали продрогшим и до смерти напуганным мигрантам теплую сухую одежду.

Многие тонут в реке: в летние месяцы это главная причина гибели мигрантов. «Зимой они чаще всего умирают от переохлаждения, — рассказывает доктор Павлидис. — Переплыв реку и выбравшись на берег, люди думают, что спаслись, ведь самое худшее позади. Чаще всего они устраиваются на ночлег в заброшенных амбарах, засыпают в мокрой одежде и не просыпаются».

От таких историй у Поппи Лазаридис, сотрудницы морга, стынет кровь в жилах. 

Поппи Лазаридис, сотрудница морга при больнице общего профиля в Александруполисе. CC BY-NC-ND / ICRC / Stylianos Papardelas

Супружеская пара с ребенком пересекла Марицу зимой. Женщина отморозила пальцы ног и не могла идти дальше. Муж оставил их с ребенком ждать, а сам пошел за помощью. Вернувшись, он не нашел их там, где оставил. Когда их наконец обнаружили, они были уже мертвы. Ничего ужаснее за время своей работы Поппи не встречала.

«Ребенок, сидящий морозной ночью у тела мертвой матери, — что может быть страшнее. Я плакала три дня, молилась и надеялась, что малыш умер раньше мамы», — вспоминает она.

Все найденные в регионе неопознанные тела поступают для опознания в больницу общего профиля Александруполиса — ближайшего к реке крупного города. Из останков берут образец ДНК и вносят информацию в государственную базу генетических данных.

Тело Башира — 18-летнего юноши, который пытался переплыть Марицу, — осматривал доктор Павлидис. Он взял образец ДНК и присвоил телу юноши идентификационный номер на случай, если его когда-нибудь будут разыскивать родственники.

Через три месяца в службу розыска Греческого Красного Креста обратился мужчина с просьбой помочь ему отыскать сына. При поддержке Международного Комитета Красного Креста (МККК) у мужчины взяли пробу ДНК: по результатам анализа было получено совпадение с ДНК Башира.

«Убедиться, что пропавший без вести родственник мертв, — это всегда трагедия, — говорит Ян Биккер, региональный советник МККК по судебно-медицинским вопросам. — Однако по крайней мере отступает ужасная тревога неизвестности. Теперь у родителей есть место, куда можно приехать почтить память погибшего. Это первый этап долгого процесса скорби и примирения с потерей».

Однако далеко не всегда родственники могут оплакать гибель своих близких. Из 352 тел, найденных в регионе с 2000 по 2017 г., были опознаны только 150. Не у всех мигрантов есть при себе удостоверяющие личность документы. Часто они отбиваются от своей группы, из-за чего навести о них справки довольно сложно. Процедура опознания усложняется еще и тем, что тела начинают разлагаться.

Судмедэксперты регистрируют личные вещи пропавших без вести мигрантов. CC BY-NC-ND / ICRC / Stylianos Papardelas

Неопознанные тела хранятся в холодильных камерах морга при александруполисской больнице до четырех месяцев. Если за это время тела так и не были опознаны, их перевозят в Сидиро — поселок в 65 км к северу от Александруполиса, где их предает земле местный муфтий (мигранты в большинстве своем — выходцы из стран, где большая часть населения исповедует ислам).

В Греции специалисты по судебной медицине из МККК помогают властям не только опознавать тела погибших мигрантов, но и следить за тем, что с останками обращаются должным образом, и обеспечивать их достойное погребение.

«Во многих случаях личность погибших при переправе или сразу после нее не удается установить подолгу. Их семьи часто не знают, что с ними случилось. Их участь неизвестна, но родственники пропавших имеют право знать, какая судьба постигла их близких, — подчеркивает Ян Биккер. — При обнаружении тела важно зафиксировать все данные о нем и достойно его захоронить, так чтобы впоследствии можно было установить местонахождение и принадлежность останков».

 Личные вещи помогают в опознании пропавших без вести. CC BY-NC-ND / ICRC / Stylianos Papardelas

Живущим у реки грекам хорошо известно, с какими опасностями сталкиваются мигранты. Они часто дают прибывшим еду и одежду, а иногда им приходиться заниматься делом куда более печальным — организовывать погребение.

Один из таких жителей, Акис Арбарзанис, вспоминает семью сирийцев, бежавших от ужасов боев за Алеппо. В ноябре 2015 г. супружеская пара с четырьмя детьми переправилась через Марицу. Чтобы попасть в Грецию, им пришлось заплатить перевозчикам 17 000 евро.

Было около 10 часов вечера, когда они шли вдоль железнодорожных путей у реки. Четырехлетняя девочка поскользнулась и попала под проходивший поезд.

«Ее родители прибежали в деревню, — рассказывает Арбарзанис. — Сквозь рыдания они пытались объяснить, что произошло».

Врачи сделали все, чтобы спасти девочку, но тщетно. Жители деревни помогли похоронить малышку. Сейчас ее семья живет во Франции. Время от времени они приезжают на берег Марицы поклониться могиле погибшей девочки. Это пример того, как велика потребность не только выяснить участь пропавшего без вести родственника, но и знать, где он был захоронен.

Сейчас в Греции разрабатывается нормативно-правовая база, которая позволит лучше координировать работу с неопознанными телами. МККК поддерживает усилия доктора Павлидиса и его команды: им были предоставлены холодильная камера, мешки для трупов и наборы для взятия образцов ДНК.

«Люди бегут от войны и нищеты в надежде на безопасную, лучшую жизнь, но многих ждет лишь смерть, — вздыхает Ян Биккер. — Выполняя нашу работу, мы пытаемся хотя бы вернуть им достоинство и выказать уважение, которого они заслуживают».

Более подробную информацию можно получить, обратившись к:
Lucile Marbeaut, ICRC Paris, tel: +33 (0)1 56 54 11 19
Fragkiska Megaloudi , ICRC Athenes, tel: +30 694 871 63 27
Elodie Schindler, ICRC Geneva, tel: +41 79 536 92 48