Архивная страницаМожет содержать устаревшую информацию

Дети и война

13-10-2003 Статья, Журнал "Красный Крест и Красный Полумесяц", сентябрь 2003 г.

Хотя международное гуманитарное право и право прав человека предоставляют детям особую защиту, очень многие из них оказываются втянутыми в вооруженные конфликты или становятся их жертвами. Журнал "Красный Крест и Красный Полумесяц" анализирует эту проблему и рассказывает о детях из зон конфликта в Эфиопии, России и Сьерра Леоне.

Каждый день в ходе вооруженных конфликтов гибнут и получают ранения тысячи гражданских лиц. Более половины этих жертв – дети. Времена, когда капитан тонущего корабля приказывал первыми посадить в спасательные шлюпки женщин и детей, уходят в прошлое. Вторая мировая война явилась своего рода переломным моментом - число жертв среди гражданских лиц сравнялось с числом жертв среди комбатантов. Сейчас почти во всех современных конфликтах большая часть потерь приходится на гражданских лиц, причем число жертв среди детей несоразмерно велико. По данным Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), за последние 10 лет в ходе вооруженных конфликтов 2 миллиона детей погибли, 6 миллионов остались бездомными, 12 миллионов получили ранения или остались инвалидами; кроме того, по меньшей мере 300 тыс. детей-солдат участвуют в 30 конфликтах в различных точках земного шара.

Ребенок особенно беззащитен перед разрушительным действием войны. Как говорится в исследовании Организации Объединенных Наций, посвященном проблеме детей в ситуации вооруженного конфликта (автор Граса Машел), " Физическое, сексуальное и эмоциональное насилие, которому они [дети ] подвергаются, разрушает их мир. Война подрывает самые основы детской жизни, уничтожая их дома, раскалывая общество, в котором они живут, и разрушая их веру во взрослых " . Мы залечиваем раны от пуль и шрапнели, обеспечиваем протезами людей, подорвавшихся на минах, предоставляем кров беженцам и лицам, перемещенным в результате происходящих конфликтов. Но как нам помочь тем, кто наиболее уязвим и наименее способен справиться с такими последствиями конфликта, как их эмоциональное и психологическое воздействие, недоедание, загрязнение окружающей среды?

Движение Красного Креста и Красного Полумесяца стремится смягчить последствия вооруженного конфликта для детей. МККК, часто в сотрудничестве с различными национальными обществами и Международной Федерацией, оказывает продовольственную и медицинскую помощь детям – жертвам конфликтов, а также участвует в долгосрочных проектах, направленных на обеспечение уважения основных прав ребенка в ходе вооруженного конфликта.

  Будущие поколения  

Когда начинают убивать, для детей уже неважно, что послужило причиной конфликта, кто, зачем и почему его начал. Однако на заседании круглого стола " Последствия конфликта для женщин и семьи " , проводившемся в июне 2003 г. в Аддис-Абебе, президент Эфиопии Гирма Уолдегиоргис сказал, что " [н ] ищета является врагом номер один " . Профессор Сейум Гебре Селассие добавил, что пока в Эфиопии не будет планирования семьи и семьи не станут меньше, нехватка земли и ресурсов будут порождать конфликты.

МККК все чаще оказывается в ситуации, когда ресурсы почти исчерпаны, поскольку он пытается не только принимать меры чрезвычайного характера, необходимость которых обусловливается конфликтом, но и удовлетворять все возрастающие потребности в обеспечении безопасности. Это совершенно необходимо для того, чтобы защитить самых молодых и уязвимых членов общества и дать им надежду на достойное будущее. В МККК Сильвия Ладам, советник отдела политики и сотрудничества в рамках Движения по проекту " Дети и война " , ратует за более комплексный подход организации к проблеме детей, пострадавших от войны: " Мы больше не можем ограничиваться заботой только о физическом благополучии ребенка, нам необходимо обеспечить гармоничное развитие его жизни во всех ее аспектах - физическом, психологическом и социальном " .

Движение Красного Креста и Красного Полумесяца начинает работу над долгосрочными проектам и, которые создадут условия для нормального развития детей. Недавно МККК начал осуществлять программу " Исследуя гуманитарное право " , которая, как минимум, даст возможность детям школьного возраста понять, к каким ужасным последствиям способно привести пренебрежение основными общечеловеческими ценностями, и, возможно, окажет определенное воздействие на правительства, местные власти, школы и родителей – на всех тех, кто в ответе за подрастающее поколение. Нам всего лишь хочется, чтобы в скором будущем никому из родителей не пришлось говорить: " Мне повезло - моему ребенку ампутировали всего лишь одну ногу " , после того, как в местную школу попала бомба, унеся жизни многих детей. Хочется также надеяться, что меры, принимаемые в интересах детей, будут иметь долгосрочный характер и охватывать все стороны их жизни.

  Погубленное детство  

  Журналист Ник Данзигер совершил поездки в Эфиопию и в Россию (на Северный Кавказ), чтобы выяснить, как живут дети во время и после вооруженного конфликта и как они справляются с выпавшими на их долю лишениями.  

Лагерь " Алина " для вынужденных переселенцев из Чечни и Северной Осетии. Ингушетия (России). Июль 2003 г. Игровая комната, где воспитатели Ингушского отделения Российского Красного Креста с помощью игр, музыки и чтения сказок помогают детям изменить отношение к происходящему.

Лэнд Крузер МККК прошел много километров по однообразной, поросшей кустарником местности в Эфиопии. Мы проезжаем мимо мужчин, женщин и детей из племен керейоу, исса и афаров. Это удивительно красивые люди, очень стройные, с тонкими чертами лица и огромными широко поставленными глазами. В руках у всех мужчин либо пастушеский посох, либо автомат Калашникова, чтобы защитить себя и свой скот от враждебных племен, с которыми они воюют вот уже более 1 000 лет. Мы проезжаем мимо жилищ с соломенными крышами, покинутых из-за засухи и конфликта, и прибываем в селение Бейдафора недалеко от Дебеля.

Люди живут здесь в ужасных условиях. Некоторые из них настолько слабы, что сидят прямо под палящим солнцем, от которого нет спасения. Когда мы прибыли, нас с опаской оглядывали голые мальчишки и одетые в тряпье мужчины.

Одна из женщин, Амина, одетая в традиционную белую вдовью одежду, сидит в стороне от мужчин. Месяц назад люди из племени исса устроили засаду в Курбуги против ее клана - афарского племени гуидебосо, чтобы отбить пастбища. Ее родственники были не готовы вступать в бой, поскольку полагали, что правительство договорилось о прекращении огня. В засаде семеро человек из ее племени было убито и семеро ранено. Этот конфликт из-за пастбищных земель и источников воды начался еще до пророка Магомета. После четырех месяцев и десяти дней вдовства Амина должна выйти замуж за ближайшего родственника своего мужа, его двоюродного брата. Но он очень беден, как и все остальные, так что заботиться о трех сыновьях и дочери Амины некому. Ее 9-летний старший сын Орве Омад смотрит за домашними животными, но из-за отсутствия пастбищ у нее погибли 15 коз и весь крупный рогатый скот.

Хассан Хамбо, старейшина селения, объясняет, что они не умерли с голоду только благодаря продовольственной помощи со стороны правительства и МККК: " Мы не знаем, как бороться с засухой и конфликтом, мы ждем помощи от Господа: хорошего дождя, помощи от организаций по развитию. Без этого мы не сможем прокормить детей " .

Сын Амины уже думает о мести, и чтобы у нас не осталось никаких сомнений относительно его намерений, 13-летний Араса Дауд говорит: " Я хочу ружье, чтобы убивать людей исса и угонять их скот " . Многие дети пасут скот и тем самым уже вовлечены в конфликт.

  Бедность как первопричина  

К сожалению, очень немногие организации готовы направить на путь развития этот регион, находящийся в состоянии ужасающей бедности. Работая там в связи с конфликтом, МККК в числе немногих международных организаций оказывает помощь афарам в Эфиопии.

Пока старший сын Амины жует семена дерева прозопис, собранные для коз, она рассказывает мне, что трое из ее детей плохо спят. У одного ребенка лихорадка, другой страдает от струпьев, а третьего по ночам мучает коклюш; из-за конфликта ни один из детей не получает медицинской помощи. Благодаря распространению чрезвычайной продовольственной помощи в период засухи можно преодолеть грань между смертью и жизнью, а избежать недолгого и жестокого будущего и получить надежду на будущее, которое можно назвать светлым, помогут преданные своей работе сотрудники национального общества Красного Креста или Красного Полумесяца.

Если измерять по прямой, тиграйский район расположен недалеко от выжженных земель афарского района. Здесь также постоянно ощущаются последствия засухи, но Беране Алему, секретарь Адигратского отделения Эфиопского Красного Креста (ЭКК), всячески старается облегчить жизнь 238 детей, живущих на улице.

Вся жизнь Беране связана с работой в Движении Красного Креста и Красного Полумесяца. С помощью финансовой поддержки, оказываемой МККК местному отделению Эфиопского Красного Креста, Беране и его коллеги создали " лагерь для сирот " , приютивший 38 мальчиков и девочек. Если бы не лагерь, над этими детьми нависла бы угроза таких зол, как алкоголизм и наркомания, а в случае девочек – проституция, изнасилование, нежелательная беременность и аборты, подвергающие серьезной опасности их жизнь.

  Жизненно важная поддержка  

Среди двухсот адигратских бездомных детей есть четверо мальчиков 13 и 14 лет. Благодаря МККК, ЭКК и местной католической церкви завтра эти дети пойдут в школу. Четверо уличных мальчишек, два Беране, Соломон и Гетан, получат тетради, ручки и карандаши, стоимостью по 200 бирров (25 американских долларов) в год на каждого. Чтобы заработать себе на пропитание, после школы они продают яйца, мечтая о том, чтобы закупить различные товары на продажу, что принесет более крупную выручку и позволит вести менее скудную жизнь.

Гетан – один из многих, кто потерял родителей непосредственно вследствие конфликта. Привязывая сандалию рваным пластиковым пакетом, чтобы она не соскочила с ноги, он говорит мне: " Моего отца убили во время войны [между Эфиопией и Эритреей ] , а мать к тому времени уже умерла. Бабушка не может меня как следует прокормить; я все время ссорился с ней " . Гетан пропустил школу только один раз – отсутствовал в течение недели. Это было, когда он проснулся от боли в руке. " Я пошел к одному человеку, который посоветовал мне промыть руку стиральным порошком " Аякс " , а затем намазать ее машинным маслом " . Беране, младший из подростков и лучший друг Гетана, хочет стать врачом. " Где ты хранишь школьные учебники? " – спросил я его. " После того, как сделаю домашнее задание, я отдаю их владельцу местного магазина " . Потом мы взяли его тетради. У Беране аккуратный почерк, он начал учить английский язык и получает хорошие отметки. " В нашем классе 81 человек, я одиннадцатый " .

Когда этот конфликт на границе пойдет на убыль, МККК будет сложно продолжать финансировать программу, поскольку ситуацию уже нельзя будет квалифицировать как чрезвычайную, хотя из-за насильственного перемещения людей с обеих сторон эфиопско-эритрейской границы город вырос вдвое. Необходимо будет подключать Международную Федерацию к участию в программах по расширению возможностей местного населения и искать донора, чтобы программа продолжала осуществляться, и дети могли и впредь ходить в школу. Родители этих детей вряд ли смогут вз ять их домой. В свое время они оказались на улице из-за того, что родители не могли их прокормить. Теперь же они говорят, что МККК и ЭКК заботятся о них гораздо лучше, чем когда-либо могли это делать их родители.

  Смертельная угроза в Ираке  

Проблема взрывоопасных пережитков войны (ВПВ) остро стоит в Ираке. Это понятие включает целый ряд боеприпасов взрывного действия, которые остаются на местности по окончании конфликта - от артиллерийских снарядов, гранат, минометных и кассетных бомб до реактивных снарядов и ракет.

По словам Йохана Сольберга, регионального советника МККК по ВПВ, " они представляют постоянную угрозу для населения, особенно для детей, не сознающих опасности: они часто сталкиваются с этими предметами, играют с ними, рискуя погибнуть или покалечиться " .

Вместе с Международной Федерацией МККК начал проводить кампанию по информированию населения об опасности мин и ВПВ. " Основная идея, которую мы хотим донести, состоит в следующем: если видишь подозрительный предмет, остановись! Не подходи к нему, не трогай его, ничего не бросай в него и не поднимай его! " , - говорит Сольберг. Добровольцы Иракского Красного Полумесяца работают в опасных зонах – особенно на юге страны, – где они распространяют плакаты и листовки, собирают сведения и составляют доклады на основе собранной информации.

  Спасаясь бегством из Чечни  

Из Назрани можно любоваться величественными горными вершинами. Это столица Ингушетии, но она представляет собой всего лишь небольшой город, где в поразительных масштабах ведется жилищное строительство. При внешнем спокойствии и идиллическом альпийском пейзаже, четверть нынешнего населения Назрани (две трети из которой – дети), - это люди, бежавшие от боев в Чечне или от более ранн его, теперь уже забытого конфликта в соседней Северной Осетии. В молодежных центрах и игровых комнатах, финансируемых МККК и Британским Красным Крестом, сотрудники Ингушского отделения Российского Красного Креста делают все возможное для того, чтобы дети конфликта хоть не надолго забыли о нем.

В лагере " Алина " для вынужденных переселенцев две девочки репетируют исполнение песни, ставшей хитом передачи " Фабрика звезд " . На стенах игровой комнаты висят красочные рисунки, сделанные детьми, бежавшими от боев в соседней Чечне. Внешне дети выглядят здоровыми и ухоженными, но взрослые знают, что они страдают не только от эмоциональных нагрузок, но и неопределенности относительно своего будущего по возвращении домой.

Психолог Ахильгова работает в одной из игровых комнат для чеченских детей; сама она стала вынужденным переселенцем после конфликта в Осетии. Она рассказывает мне, что у некоторых детей неустойчивое психическое состояние: " Они бывают агрессивны, не разговаривают и ссорятся из-за игрушек, их мучают ночные кошмары, а некоторые застывают от страха, когда слышат звук вертолетного винта или летящего самолета " . Она надеется изменить их настрой с помощью игр и музыки, изменить их мысли с помощью рассказов и стихов. Ахильгова говорит, что внезапные приступы паники или острого беспокойства – результат того, что дети видели смерть родственника, взрыв бомбы или мины, были ранены или увидели, как их близкого родственника, нередко старшего брата, уволокли вооруженные мужчины.

Пятнадцатилетняя чеченка Тамила, бежавшая из Чечни вместе с родителями, сидит в библиотеке Красного Креста, где есть также компьютерная комната, спортивный зал и класс для занятий английским языком. Сейчас она читает книгу о тайнах цивилизации, но говорит мне, что любит читать русскую классику. Она сравнивает сцены из " Войны и мира " Толстого с тем, что ей довелось видеть: " Там так же много крови и близкие родственники теряют друг друга " .

В соседней комнате 17-летняя Амина сидит перед компьютером. Рядом лежит записная книжка c фотографией Бритни Спирс на обложке. Амине пришлось бежать из дома в Северной Осетии, когда ей было 6 лет, и она до сих пор мечтает вернуться домой. Когда мы разговариваем, у 12-летнего Джамбулата звонит мобильный телефон. Он смутился и не ответил на звонок. Джамбулат рассказал мне, как бы он разрешил происходящие конфликты: " Это взрослые придумывают войну, я бы их поместил под стражу. У них нет сердца " . Как и Амина, Джамбулат говорит, что они не знают, как начались эти войны.

  Реабилитация детей-солдат  

  Розмари Норт  

В ходе десятилетней гражданской войны в Сьерра-Леоне вооруженные группировки использовали в качестве солдат тысячи детей. Красный Крест уже в течение трех лет проводит программу интеграции в общество бывших бойцов. Но могут ли бывшие юные комбатанты действительно вернуться домой?

Сиско (1), худенький 16-летний подросток, разговаривает с сотрудниками Красного Креста о проблеме в школе. Он хочет, чтобы учитель перестал его дразнить, называя повстанцем.

Когда-то Сиско решил бы эту проблему по закону джунглей – он научился быть жестоким, когда и вправду воевал на стороне повстанцев против правительства Сьерра Леоне. Члены Объединенного Революционного Фронта (ОРФ) похитили Сиско, когда ему было 9 лет. Отличившись в боях, он получил звание старшего офицера безопасности и командовал отрядом мальчишек, грабивших деревни. Одурманенные наркотиками, вооруженные группировки в Сьерра-Леоне прочесывали сельскую местность, занимаясь грабежом, сжигая дома, намеренно калеча детей и взрослых, насилуя и убивая.

Через четыре года Сиско удалось сбежать из ОРФ. К 13 годам он уже уста л от войны. В родной деревне Макени Сиско не приняли, поскольку он был повстанцем. А его семья была настолько бедной, что не могла его содержать. Но он услышал о программе, которая могла ему помочь.

" Защита и реабилитация детей " – (ЗРД) – десятимесячная программа, рассчитанная на подростков в возрасте от 10 до 18 лет, пострадавших на войне. Одни из них воевали, других обратили в сексуальное рабство, превратили в домашних слуг, многие стали жертвами насилия. В этом году 450 подростков охвачены программами трех центров ЗРД, финансируемых Британским, Канадским и Шведским обществами Красного Креста и МККК, и управляемых Обществом Красного Креста Сьерра Леоне. Участники программы получают консультации, помогающие им примириться со своим прошлым, осваивают начальную школьную программу, " догоняя " сверстников, проходят медицинское обследование, а старшие дети осваивают такие профессии, как окрашивание тканей в технике узелкового батика, мыловарение, строительство или портняжное дело. В конце года большинство младших детей записывают в школу. Начиная с 2001 г. через ЗРД прошли более 300 детей. Испанский Красный Крест планирует построить четвертый центр.

Пока идет такая работа с детьми, сотрудники Красного Креста Сьерра Леоне ходят по деревням и с помощью театральных представлений или бесед с родителями, соседями и другими жителями деревни, пытаются убедить их принять этих детей и позаботиться о них.

По словам одного из руководителей ЗРД, Абу Бакара Сесайя, сотрудники Красного Креста объясняют жителям, что бывшие бойцы – тоже жертвы. " Мы говорим, что не дети придумали эту войну. Им давали наркотики и насильно заставляли делать определенные вещи. Если вы от них отвернетесь, проблема возникнет снова. Но если вы поможете им наладить мирную жизнь, это может принести добрые плоды " .

Фатмата, миниатюрная семнадцатилетняя девушка, все еще пытается привыкнуть к программе ЗРД. Повстанц ы схватили ее дома, когда ей было 14 лет. Они сказали, что она должна пойти с ними, или они убьют ее. Она состояла в отряде повстанцев, который называли " Убить без крови " , потому что им удавалось нападать и скрываться, оставаясь целыми и невредимыми. Фатмата командовала 15 другими детьми.

Ей удалось уйти от повстанцев, но до счастливого конца еще далеко. Фатмата поссорилась с матерью, которая сказала ей, что она навсегда останется убийцей. Фатмата узнала, что у нее будет ребенок. Но бывший товарищ по ОРФ сказал отцу ее малыша, что она была в отряде повстанцев. Тот бросил ее и отказался признать ребенка. Сейчас Фатмата участвует в программе ЗРД и трудится изо всех сил, стараясь обеспечить себя и своего 11-месячного ребенка. Она надеется, что сможет жить, продавая ткани, которые она окрашивает.

Когда Фатмату спрашивают о будущем, она лишь пожимает плечами. В центре ЗРД она провела всего несколько месяцев, и будущее внушает ей опасения. Фатмата и еще несколько десятков бывших комбатантов живут в деревне Рокель с населением в 2 000 жителей, которая находится недалеко от центра ЗРД в Ватерлоо. Избранный старейшина Тунде С. Кокер, говорит, что кое-кто из жителей Рокель не хотел принимать бывших бойцов. И это понятно – иногда повстанцы заставляли детей убивать своих родителей, калечить их, отрубая конечности, или насиловать собственных матерей. Кроме того, жителей деревни возмущает та особая забота, которой окружены подростки – консультации, образование, профессиональная подготовка и горячий обед в центре ЗРД.

" Чтобы простить и забыть, требуется время, но это часть исцеления. Поскольку творились ужасные зверства, понадобится время " , говорит сельский секретарь Септимус А. Саффа.



Кратко об МГП