Грузия / Абхазия: возвращение останков родственникам приносит им утешение

27 май 2016
Грузия / Абхазия: возвращение останков родственникам приносит им утешение
Грузия. Жужуна Окруашвили, сын которой числится пропавшим без вести вот уже 24 года, сидящая рядом со своим мужем Валерианом, подписывает одну из написанных ею книг, в которых она выражает свои чувства в стихах. CC BY-NC-ND / ICRC

Нерешенная проблема пропавших без вести остается незаживающей раной грузинских и абхазских семей и общества в целом и через много лет после завершения вооруженного конфликта в Абхазии 1992 – 1993 гг. В списках МККК до сих пор более 2300 человек значатся как пропавшие без вести в результате конфликта.

Здесь вы прочтете истории двух семей – грузинской и абхазской – члены которых пропали без вести во время конфликта и которые, после двадцати двух лет неизвестности, наконец узнали, какова была судьба их близких, Зураба Окруашвили и Алмаса Капбы, чьи останки – наряду с останками других людей – удалось опознать.

Поэзия боли

Жужуна и Валериан Окруашвили женаты вот уже шестьдесят лет. Ей восемьдесят четыре года, а ему девяносто. Много лет супруги скорбят о двух сыновьях, которых они потеряли.

Их старшему сыну Зазе было семнадцать лет, когда он погиб в автокатастрофе. Боль этой потери была еще свежа, когда их младший сын Зураб пропал без вести во время войны в Абхазии. Он был пассажиром самолета, сбитого в сентябре 1993 г. Это был «бабушерский самолет», названный так по местности, над которой его сбили. В результате пропало без вести более 120 человек.

Жужуна вспоминает: «Зураб был талантливый мальчик – хороший художник и поэт». Он ушел из дома в тайне от родителей, чтобы вступить в ряды добровольцев в Абхазии. Я не знала, где он, не знала, что он в этом самолете. Когда я смотрела по телевизору репортаж с места крушения, у меня было чувство, что это как-то меня касается. В ту ночь мне приснился огромный пожар на горизонте, и я увидела Зураба в огне, он просил меня помочь. Это было предчувствие». Через два дня пришло страшное известие о том, что Зураб действительно был пассажиром этого самолета.

Жужуна и Валериан были убиты горем. Она попыталась покончить с собой, но выжила. Валериан потратил много сил на то, чтобы хоть что-то узнать о Зурабе, но безрезультатно.

Georgia. Zhuzhuna Okruashvili, whose son was missing 24 years, sits alongside her husband Valerian and signs one of her books in which she expresses her emotions through poetry. CC BY-NC-ND/ICRC

Грузия. Психолог МККК Майя Алхазишвили беседует с Жужуной Окруашвили. CC BY-NC-ND / МККК.

Зураб двадцать четыре года числился пропавшим без вести, пока, наконец, судебно-медицинские эксперты МККК не провели эксгумации тел из могилы, в которой были захоронены погибшие в бабушерском самолете. Валериан вспоминает: «Я боялся, что у МККК уйдет много времени на то, чтобы опознать всех, кто там погиб, а в нашем возрасте мы могли и не дожить до дня, когда опознают останки Зураба».

В апреле останки Зураба Окруашвили были опознаны, и он был достойно похоронен на семейном кладбище рядом с братом. Жужуна и Валериан говорят, что для них было большим утешением увидеть, что их сын был похоронен как подобает и что родина наконец выразила ему благодарность. «Нам, наконец, стало как-то легче на душе - теперь мы знаем, что оба наших сына вместе, на одном кладбище».

Жужуна пишет стихи, она опубликовала две книги. «Стихи помогли мне справиться с болью, - говорит она, делая на книгах дарственную надпись: «Работникам Красного Креста с благодарностью за Зураба». – Многие из этих стихов – о Зурабе, о моих переживаниях, о том, что я чувствовала, когда он исчез. Материнское сердце знало, что когда-нибудь я получу его останки, и этот день пришёл – с помощью МККК».

Гора горя

Фируза Чамагуа-Капба – мать Алмаса Капбы, пропавшего без вести во время конфликта 1992–1993 гг. Она возглавляет Сухумское отделение Движения «Матери Абхазии», в которое входят люди, чьи родственники пропали без вести.

Семья Капба мирно жила в родном Сухуми. Там их и застала война. Фируза работала в местной типографии, туда же пошел работать и Алмас после школы, когда ему исполнилось шестнадцать лет. Когда началась война и он пошел воевать, ему было всего семнадцать.

Алмас пропал в 1993 г. Двадцать два года семья ничего не знала о его судьбе. «Иногда я думала, что он жив, - вспоминает Фируза. – Неизвестность была мучительной. Я не знала, к какой могиле подойти в Парке Славы, где были захоронены останки больше чем шестидесяти человек».

Они в отчаянии разыскивали останки Алмаса в самых разных местах, в том числе, на горе Ахбюк, где в июле 1993 года разбился вертолет, в котором летели несколько человек.
Фируза вспоминает: «Когда мы впервые взошли на гору, мы увидели кости. Несколько трупов полностью сгорело. Помню старика, который нашел медную пластинку с номером 1013. Мы узнали, что это был номер его сына, чьи останки удалось опознать немного позже. Все кости с места крушения в конце концов собрали и положили в два гроба. С тех пор я всё думала, как же их опознают».

Братская могила в Парке Славы была первой из тех, где провели эксгумацию судебно-медицинские эксперты МККК. Из нее были извлечены останки шестидесяти четырех человек, в том числе, Алмаса Капбы, которые были опознаны в 2014 г. И Фируза была, наконец, избавлена от мучительной неизвестности, тянувшейся для нее двадцать два года.

«Теперь я приношу ему на могилу цветы в день рождения и в день смерти. Я там посижу, поплачу, поговорю с ним, - говорит она. – Я – член «Матерей Абхазии» и знаю много семей, которые не нашли пока своих родных. Вот почему то, что делает МККК очень для нас всех важно».

Работа МККК на благо семей лиц, пропавших без вести

Начиная с 2010 г. МККК, как нейтральный и независимый посредник, принимаемый всеми сторонами, выполняет функции председательствующего в координационном механизме по выяснению участи лиц, пропавших без вести в связи с событиями вооруженного конфликта 1992–1993 гг. и последующими событиями.

Этот механизм действует на исключительно гуманитарных основаниях и уполномочен обеспечивать соблюдение права семей лиц, пропавших без вести, знать, какова судьба этих лиц. Он состоит из абхазских и грузинских участников и призван содействовать процессу выяснения участи и местонахождения пропавших без вести и сообщать эту информацию их семьям, а также принимать решения о том, что необходимо сделать.

С 2013 г. по 2015 г. с участием судебно-медицинских экспертов МККК, были извлечены 162 комплекта останков: 46 в собственно Грузии и 116 в Абхазии. Из этих 162 комплектов на настоящее время удалось опознать и передать родственникам 81. Работа по опознанию других останков продолжается.

 

Подпишитесь на новости МККК