МККК и Вторая мировая война: Холокост

23 январь 2020
МККК и Вторая мировая война: Холокост
Вторая мировая война. В немецком концентрационном лагере. ©ICRC/hist-1153/27

27 января — годовщина освобождения лагеря Освенцим (Аушвиц) в 1945 г. Для МККК это также напоминание о провале — о том, как он не смог помочь миллионам людей, уничтоженных в лагерях смерти. МККК публично выразил сожаление в связи со своим бессилием и ошибками, совершенными перед лицом нацистских гонений и геноцида.

При гитлеровском режиме евреи были лишены всех прав; их сгоняли в тесные гетто, отбирали все нажитое, заставляли носить желтую звезду на одежде, подвергали бесчисленным унижениям и истязаниям, депортировали и убивали. Во время войны гонения еще больше усилились; началась массовая депортация евреев в концентрационные лагеря и лагеря смерти, полностью отрезанные от окружающего мира.

В декабре 1939 г. президент Международного Комитета Красного Креста (МККК) обратился в Красный Крест Германии, стремясь договориться о том, чтобы делегатам МККК разрешили посетить венских евреев, депортированных в Польшу. В разрешении было отказано: немецкие власти ни при каких обстоятельствах не хотели вступать в дискуссию о судьбе этих людей.

После этого случая МККК больше не пытался поднимать еврейский вопрос напрямую и прибегнул к иной стратегии. Обращаясь к властям, он говорил о жертвах массовых арестов и депортаций без указания их расовой и религиозной принадлежности, хотя было понятно, что большинство этих людей — евреи.
29 апреля 1942 г. Красный Крест Германии информировал МККК, что не намерен предоставлять информацию о заключенных "неарийского" происхождения, и попросил не задавать вопросов о них.

Информация о преследованиях евреев просачивалась, однако, за пределы Германии и оккупированных ею стран и дошла до государств-союзников; кое-что стало известно и МККК.

Летом 1942 г. МККК рассматривал возможность выступить с публичным обращением касательно нарушений международного гуманитарного права. Он подготовил проект документа, однако в конечном счете решил не обнародовать его, считая, что не добьется желаемых результатов. Организация продолжила обращаться к правительствам напрямую.

Продовольственные посылки

Годом позже МККК получил от министерства иностранных дел Германии разрешение отправлять продуктовые посылки находящимся в концлагерях интернированным лицам, о местонахождении которых ему было известно. У МККК была информация о местонахождении примерно 50 депортированных. На имя каждого из них была отправлена посылка. Летом МККК получил уведомления о доставке, заверенные подписью адресатов. Впоследствии МККК удалось установить местонахождение и других депортированных лиц и расширить масштабы своей операции по отправке посылок. К 1 марта 1945 г. МККК собрал данные о местонахождении 56 000 депортированных лиц, а к концу войны — 105 000.

С лета 1944 г. организация, помимо индивидуальных, начала отправку и коллективных посылок. В общей сложности к маю 1945 г. в концентрационные лагеря было отправлено 122 000 посылок. Однако в рамках этой операции МККК не удалось помочь тем депортированным, которых содержали в самых тяжелых условиях. Не мог он и защитить узников от истязаний и казней. МККК не оставлял попыток добиться разрешения немецких властей на посещение концлагерей. На каждое такое обращение он получал категорический отказ.

В октябре 1943 г. в Венгрию отправился делегат МККК Жан де Бавье. 17 мая 1944 г. ему на смену приехал Фридрих Борн. В период с 15 мая по 7 июля 1944 г. оба они стали свидетелями того, как почти все местные евреи были депортированы эсэсовцами в Освенцим, однако были бессильны этому помешать.

Работа Фридриха Борна

В июле 1944 г. Фридрих Борн получил разрешение венгерского правительства снабдить всех проживающих в Будапеште евреев справками о том, что у них имеются иммиграционные документы, выданные латиноамериканскими странами. Такие справки не позволяли будапештским евреям покинуть Венгрию, которую окружали контролируемые гитлеровцами страны, однако гарантировали им определенную степень защиты.

Кроме того, Фридрих Борн основал около 60 детских домов, принявших семь или восемь тысяч еврейских детей, многие из которых были сиротами. Он также взял под опеку все больницы, приюты и столовые для бедных, находившиеся в ведении еврейской общины Будапешта. К работе в этих учреждениях он привлек около 3000 добровольцев, преимущественно евреев, которым были выданы документы, подтверждающие их статус.

Эти меры были достаточно эффективными до 15 октября 1944 г., когда регент, адмирал Миклош Хорти, был свергнут партией "Скрещенные стрелы", которая в считанные дни депортировала из столицы 50 000 евреев, выслав их в направлении немецкой границы.

Фридрих Борн не мог предотвратить эти события — он сумел только организовать раздачу гуманитарной помощи депортированным, которые лишились всего, что у них было. Ему удалось, однако, остановить депортацию последней группы евреев — около 7500 человек.

Другая деятельность в Европе  

Двое делегатов МККК, Чарлз Колб и Владимир де Штайгер, работавшие в Бухаресте, также старались помочь евреям, например, предлагая возможности для их эмиграции в Турцию и далее в Палестину или страны Латинской Америки. При поддержке еврейских организаций делегаты передавали эти предложения властям, а также выступили с рядом обращений. Однако их усилия не увенчались успехом — необходимые разрешения так и не были получены. И все же делегатам МККК удалось спасти некоторых евреев от депортации.

23 июня 1944 г. делегат МККК доктор Морис Россель отправился в Терезиенштадт. Его визит прошел под жестким контролем немцев. В сопровождении офицеров СС он прошел по территории гетто, но возможности поговорить с находившимися там евреями и побывать внутри крепости, в стенах которой они содержались, ему не дали. Вместе с ним в поездке принимали участие два представителя датского правительства.

27 сентября 1944 г. доктор Россель направился в Освенцим. Там он встретился с начальником лагеря, но разрешения попасть на его территорию так и не получил.

Внутри Дахау

В последние дни войны делегатам МККК впервые удалось побывать в лагерях Тюркхайм, Дахау и Маутхаузен. Они смогли предотвратить уже запланированные казни и договориться о передаче лагерей в руки союзников. Делегат МККК в Маутхаузене Луи Хефлигер сумел также добиться отмены приказа о взрыве подземного авиационного завода в Гузене (который являлся частью лагеря) и предотвратить гибель около 40 000 узников, загнанных в его цеха.

К сожалению, делегатам МККК не удалось остановить эвакуацию узников из лагерей в Ораниенбурге и Равенсбрюке, происходившую в ужасных условиях. Всё, что они смогли сделать, — раздать им кое-какие продукты питания, когда колонна узников проходила вдоль дороги.

Если не принимать в расчет работу Фридриха Борна в Венгрии и ряд отдельных аналогичных примеров, приходится признать, что попытки МККК помочь евреям и другим группам гражданского населения, подвергшимся преследованиям во время Второй мировой войны, полностью провалились.

Участие президента МККК Корнелио Соммаруги в церемонии по случаю годовщины освобождения Освенцима в 1995 г. было призвано продемонстрировать, что МККК полностью осознает весь ужас событий, связанных с Холокостом, и понимает, насколько важно помнить о них, чтобы не допустить их повторения в будущем.

Президент МККК отдал дань памяти всем тем, кто погиб и пострадал во время войны, и публично выразил сожаление по поводу ошибок, допущенных Красным Крестом, и его неспособности защитить жертв концентрационных лагерей.