Заявление Фабриццио Карбони, директора Регионального управления оперативной деятельности МККК на Ближнем и Среднем Востоке

Заявление Фабриццио Карбони, директора Регионального управления оперативной деятельности МККК на Ближнем и Среднем Востоке

Заявление 30 июнь 2021 Сирия

Пресс-брифинг по вопросу о родственниках «бойцов-иностранцев» 30 июня 2021 г.

Последние десять лет стали для сирийцев временем страшных утрат и лишений. Многие из вас своими глазами видели колоссальные масштабы страданий: разрушения в городах, выход из строя систем жизнеобеспечения.

Сегодня на фоне этой огромной трагедии на северо-востоке страны обостряется один из самых тяжелых кризисов в сфере защиты детей.

Десятки тысяч детей прозябают там в лагерях, в ужасающих условиях — этого не должен испытать ни один ребенок. Сотни детей, главным образом мальчиков, некоторым из них всего лишь 12 лет, содержатся в тюрьмах для взрослых, где им просто не место.

Эти дети — из Сирии, Ирака и десятков других стран. Одни из них находятся там вместе с семьями, другие — сироты, а кто-то был разлучен со своими родными и близкими. Все они, в первую очередь, жертвы, и именно так к ним и надо относиться.

---

По линии МККК мне доводилось работать в зонах конфликтов по всему миру, но поездки в «Эль-Хауль»  (Аль-Хол) — лагерь, полный детей, — всякий раз оставляют в душе особенно тяжелый след.

Последний раз я был там в марте, четвертый раз за последние годы. Как я увидел, положение там только ухудшилось.

Чтобы вы понимали, с чем мы имеем дело, отмечу, что лагерь «Эль-Хауль» существует с 1990-х гг. Тогда, после войны в Персидском заливе, он стал «домом» для почти 10 000 иракцев. Некоторые из них живут там до сих пор.

Сегодня в «Эль-Хауле» примерно 60 000 человек из более чем 60 стран. Большинство — из Ирака и Сирии, 90% — женщины и дети.

По оценкам, в кошмарных, зачастую опасных условиях этого лагеря проводят свое детство около 40 000 детей.

Впервые я побывал там в 2019 г., когда в лагерь стали стекаться люди, спасавшиеся от ожесточенных боев в Багузе.

Их страдания ужасали: туда приходили тысячи женщин и детей, все в пыли, голодные, продрогшие, в шоке от пережитого. Многие преодолели путь длиной в сотни километров.

Среди них было много людей со свежими взрывными ранениями, людей, потерявших руки или ноги, раненых, которые явно не получали помощи несколько месяцев.

В те первые недели почти половину пациентов нашего полевого госпиталя составляли дети. Многие скончались от страшных ран, едва добравшись до лагеря.

Спустя почти три года большинство выживших по-прежнему здесь.

Ряды палаток посреди пустыни, насколько хватает глаз, — вот что такое лагерь «Эль-Хауль» (Аль-Хол).

Тысячи людей находятся здесь в подвешенном состоянии, в лагере повсюду царит атмосфера безысходности. Им всем нужна надежда на будущее.

Потребности в медицинской помощи всё так же огромны, в частности в сфере охраны здоровья матери и ребенка, педиатрии, хирургии, психического здоровья и физической реабилитации. В прошлом году был отмечен рост детской смертности, в том числе от заболеваний, которые, казалось бы, поддаются профилактике.

Условия жизни в лагере суровы для всех — и для детей, и для взрослых. Перевод его обитателей в другие лагеря или места содержания под стражей ведет к разлучению семей, в том числе к тому, что дети остаются без матерей.

Особенно тяжело приходится мальчикам, которые живут в атмосфере постоянного страха и недоверия. По достижении определенного возраста многих из них забирают из семей и отправляют в места содержания под стражей для взрослых, где условия жизни не рассчитаны на детей.

Содержащиеся под стражей дети должны быть либо воссоединены со своими семьями в лагерях, либо возвращены на родину вместе с ними — или же надо позаботиться об их благополучии как-то еще. Тяжело больных следует репатриировать в первую очередь.

Разумеется, нельзя забывать и о бедственном положении, в котором находятся тысячи взрослых. Действие законов распространяется на всех без исключения, и каждый человек имеет право на справедливое судебное разбирательство и гуманное обращение.

---

Спустя годы после того, как я впервые посетил «Эль-Хауль», как никогда ясно одно: это положение нельзя назвать безвыходным. Стоящие перед нами задачи колоссальны и сложны, но это не может служить оправданием бездействия.

Что крайне важно, государствам не обязательно решать эту проблему в одиночку.

Более того, альтернативы международному сотрудничеству и совместному поиску долгосрочных решений не существует.

Можно обращаться за советом и помощью к специалистам, в том числе к МККК. Международное право дает базу, позволяющую справиться с этой проблемой. Государства могут учиться друг у друга. Обмениваться передовым опытом можно и нужно.

Кроме того, давайте признаем, что примеры успешной репатриации действительно есть. Некоторые государства вернули домой матерей вместе с детьми, как того требует международное право. Некоторые государства прилагают усилия к тому, чтобы привлечь людей к ответственности или реинтегрировать их в свои общества и следить за их дальнейшей судьбой — гуманным образом.

Возможность действовать, предотвратить дальнейшие беды и страдания еще есть, но она ускользает.

Государствам пришло время действовать — гуманно и ответственно, чтобы вызволить своих граждан из этих условий, и делать это необходимо прямо сейчас. Потребности огромны, а цена бездействия высока — для всех