Даже у войны есть пределы: обеспечим безопасность медицинских служб!

03 май 2016

Речь Петера Маурера, президента МККК, на брифинге Совета Безопасности ООН, 3 мая 2016 г., Нью-Йорк, США

Даже у войны есть пределы, потому что войны без пределов - это войны без конца. Медицинские сотрудники и медицинские учреждения находятся именно там, где пролегают эти пределы.


Алеппо, Сирия, больница после обстрела, 3 мая 2016 г.

Несколько месяцев назад я стоял перед четырехэтажным зданием.

На самом деле это было больше похоже на остов здания, которое сильно пострадало от артобстрела, выжжено изнутри и разворочено. Из несущих стен торчали стальные тросы, вокруг были груды обломков.

О том, что здесь раньше была больница, можно было догадаться только по хирургической лампе, каким-то чудом оставшейся висеть под потолком третьего этажа.

Я был в Сирии, но то же самое я мог бы увидеть в Афганистане, Южном Судане или Йемене.

Печальный парадокс: в то время, когда медицинская помощь нужна как никогда, она меньше всего доступна..

На войне люди получают ранения, страдают от истощения и болезней. И тем не менее, чем острее потребность в медицинской помощи, тем труднее ее получить, потому что немногочисленные учреждения и специалисты, которые могут ее оказать, подвергаются нападениям.

МККК выяснил, что в течение трех лет было совершено 2400 нападений на пациентов, медицинских работников, медицинские учреждения и транспорт в 11 странах, пострадавших от конфликтов. Это больше, чем два нападения в день, каждый день, на протяжении трех лет. И это только в 11 странах, которые мы рассматривали.

В прошлом году Всемирная организация здравоохранения обнародовала данные о том, что 60% учреждений здравоохранения в Сирии повреждены или уничтожены, при этом каждый месяц ранения получают 25 000 человек.

Что касается Йемена, Координатор чрезвычайной помощи ООН Стивен О'Брайен сообщил, что четверть учреждений здравоохранения в этой стране были уничтожены или закрыты.

В Афганистане в 2015 г. МККК зафиксировал 50-процентный рост случаев нападения на медицинских сотрудников и медицинские учреждения по сравнению с предыдущим годом. Это означает один случай в три дня, и это без учета количества инцидентов, о которых не было сообщено.

Не всегда, но все равно слишком часто эти инциденты, нападения и разрушения являются прямыми нарушениями международного гуманитарного права.
Неслучайно самая первая Женевская конвенция 1864 г. касалась улучшения участи раненых и больных. Конкретнее - раненых и больных в действующих армиях.

С развитием вооруженных конфликтов, их перемещением с открытых полей сражений в городские районы и переходом от использования пистолетов к применению массированных обстрелов и бомбардировок с воздуха, категория раненых и больных перестала включать в себя только людей в форме.

К раненым и больным сейчас относится Рамиш, который в девятилетнем возрасте наступил на мину в Афганистане. К ним относится Матильда из Демократической Республики Конго, которую изнасиловали боевики, когда она собирала урожай вместе с мужем. К ним относится жена Халеда из Сирии, которая умерла при родах, поскольку рядом не было акушерки или врача, которые могли бы ей помочь. Эта категория включает в себя всех безымянных пациентов больницы, о которой я упомянул в начале.

Это всего лишь несколько примеров судеб и историй людей, с которыми приходится сталкиваться сотрудникам и добровольцам Движения Красного Креста и Красного Полумесяца в их работе на местах, каждый день, по всему миру.

Они показывают, какой след оставляет война в жизни людей. Но что еще более важно, они демонстрируют крайнюю важность оказания медицинской помощи и функционирования системы здравоохранения в целом во время войны.

Поэтому международное гуманитарное право особым образом предусматривает защиту медицинского персонала, медицинских учреждений и транспорта, именно по той причине, что они необходимы во время войн. Неспособность обеспечить такую защиту несет в себе риск усугубления отрицательного воздействия на системы здравоохранения, которые в свою подвергаются риску разрушения, причем последствия будут ощущаться далеко за пределами конкретного региона, а на плечи будущих поколений ляжет тяжелая ноша.

Нападения на больницы, угрозы в отношении врачей, принуждение медицинских сестер к преимущественному оказанию медицинской помощи вооруженным боевикам, захват автомобилей скорой помощи, использование пациентов в качестве живых щитов - это не сопутствующий ущерб. Это не печальная реальность, к которой нам нужно привыкнуть.

Это отвратительные явления и тенденции, с которыми нужно бороться.

Их прямые последствия, касающиеся медицинских учреждений, медицинского персонала и транспорта, серьезны, но еще серьезнее косвенные последствия.
Когда в октябре 2015 г. в йеменской провинции Саада была уничтожена больница "Врачей без границ", 200 тыс. человек в одночасье потеряли доступ к жизненно важной медицинской помощи.

Через пять лет после начала войны в Сирии во всем городе Растане с населением 120 тыс. человек остался один единственный зубной врач.

Сегодня во многих истерзанных войной странах реальность такова, что, если ты не погибаешь во время обстрелов или боев, ты умираешь, потому что нет оборудования для диализа, нет препаратов для диабетиков, нет антибиотиков и лечение болезней сердца не осуществляется.

Уровень смертности от инфекционных и неинфекционных заболеваний обычно превышает показатели смертности от применения оружия. Для нас, работников гуманитарной сферы, это является показателем, свидетельствующим о том, что мы столкнулись не просто с временными нарушениями в функционировании системы, а с ее разрушением. И страдает не только больница или врач: целые системы здравоохранения разрушаются в результате нападений на медицинские объекты и медицинский персонал.

Здравоохранение - наряду с водо- и электронсабжением, а также системой образования - обычно становится одной из первых жертв военных действий, особенно в городах. Там, где множество людей живут в близком соседстве, и зависят от инфраструктуры и бытовых служб, которые тесно связаны между собой, последствия нападений и разрушений ощущаются наиболее сильно.

В недавно проведенном исследовании МККК подытожил свой опыт изучения последовательного разрушения городских служб в современных конфликтах. Исследование показывает, что гуманитарной помощи никогда не бывает достаточно для того, чтобы справиться с постепенной дезинтеграцией систем обслуживания населения. В таких ситуациях необходимо кардинальное изменение поведения на войне.

Гуманитарные последствия совокупного воздействия, в результате которого разрушаются такие важнейшие объекты инфраструктуры, как больницы, должны приниматься во внимание, когда необходимо соблюсти баланс между военной необходимостью и защитой гражданских лиц.

Неправда, что руководящие принципы ведения военный действий неверны или устарели: скорее, в сегодняшних условиях их необходимо по-иному трактовать. Требуется уделять намного больше внимания последствиям для гражданского населения и его защите в целях борьбы с существующей десятки лет тенденцией, из-за которой гражданские лица ощущают на себе всю тяжесть вооруженных конфликтов и даже становятся объектами нападений.

Помимо непосредственного ущерба от разрушения объектов инфраструктуры здравоохранения и нападений на них, в считанные секунды уничтожаются результаты усилий, которые были направлены на снижение детской смертности, улучшение материнского здоровья и борьбу с такими болезнями как полиомиелит. Восстановление разрушенного, займет годы, если не десятилетия. Международное гуманитарное право и гуманитарная деятельность играют важную роль гарантов прогресса в развитии. Если в их отношении совершаются нарушения, эта функция перестает осуществляться, и при этом особо страдают службы здравоохранения.

Я высоко оцениваю сегодняшнее принятие Советом резолюции S/2016/380. Я знаю по своему опыту пребывания в должности представителя Швейцарии при ООН, что каждое слово и даже каждая запятая были тщательно взвешены и обсуждены.

И результат получился серьезный: в ясных выражениях вы подчеркиваете важность международного гуманитарного права, вы призываете государства и все стороны в вооруженном конфликте соблюдать свои обязательства и разрабатывать эффективные меры по защите жизни людей путем предотвращения насилия в отношении медицинского персонала, медицинских учреждений и транспорта, а также сотрудников гуманитарных организаций, выполняющих исключительно медицинские функции, и борьбы с таким насилием.

Эта резолюция представляет собой важный шаг в усилиях международного сообщества по привлечению внимания к проблеме, к которой мы рискуем выработать привычку хотя бы в силу частоты ее проявлений.

Мы еще не перестали эмоционально реагировать на такие нападения, поскольку каждый такой случай вызывает в нас гнев.

Однако за гневом должны следовать действия, а не самоуспокоение.

И хотя данная резолюция является важным шагом вперед, он должна означать не завершение политического процесса, а начало практической работы.

Я обращаюсь к вам с просьбой использовать импульс, созданный этой резолюцией.

Государства и негосударственные вооруженные группы должны соблюдать свои обязательства в области МГП.

Вы знаете, что МККК - по самой своей природе организация прагматичная. Мы признаем дилеммы, которые существуют во время войны, и мы признаем сложность достижения баланса между военной необходимостью и гуманитарным императивом, между принципами и прагматизмом, между вопросами, вызывающими опасения в краткосрочной и долгосрочной перспективе, между нашей ролью защитников жертв и ролью партнеров по переговорам со сторонами в конфликте, проводимым с целью снижения масштабов последствий военных действий для гражданских лиц и объектов гражданской инфраструктуры.

Мы - приверженцы принципиального прагматизма: нормы и ответственность за нарушение таких норм - лишь одна сторона медали; осуждение является в первую очередь действием политического, а не гуманитарного характера. Как работники гуманитарной сферы, мы действуем, чтобы изменить поведение, предотвратить нарушения МГП и тем самым обеспечить защиту людей.

Как вы знаете, мы работаем со всеми, кто может что-то изменить, и прежде всего с практикующими медицинскими работниками.

Поэтому совместно с Всемирной медицинской ассоциацией, Международным комитетом военной медицины, Международным советом медицинских сестер, Международной фармацевтической федерацией, Международной федерацией лечебных учреждений, Международной федерацией ассоциаций студентов-медиков и Всемирной физиотерапевтической конфедерацией мы разработали этические принципы оказания медицинской помощи в ходе вооруженных конфликтов и в других чрезвычайных ситуациях.

Эти организации представляют 30 миллионов специалистов в области здравоохранения, работающих как в гражданской, так и в военной сфере, которые теперь имеют в своем распоряжении практический инструмент для руководства их действиями в ежедневной работе.

В действительности, некоторые члены Совета знают из первых рук, как мы работаем, поскольку мы совместно строим конструктивные взаимоотношения в области тесного оперативного взаимодействия, налаживаем обратную связь и диалог, разрабатываем корректирующие меры в отношении ведения военных действий.

Я нахожусь здесь сегодня не для того, чтобы произносить гневные слова, а для того, чтобы предложить помощь и конструктивное содействие МККК в целях выхода из глубокого кризиса современности, связанного с системами здравоохранения в вооруженных конфликтах.

 Я хочу предложить вам пять направлений работы, чтобы резолюция, принятая вами сегодня, осталась не только текстом, но и воплотилась в духе, который бы пользовался уважением в разгар войны:

  1. Приведение национального законодательства в соответствии с обязанностями в области международного права и этическими принципами медицинского сектора, а также убеждение других последовать этому примеру;
  2. Обучение личного состава в целях минимизации нарушения работы служб здравоохранения при обеспечении выполнения задач в области решения вопросов безопасности, имеющих законный характер;
  3. Оказание поддержки местным организациям здравоохранения в целях поддержания минимального возможного уровня услуг путем реализации адаптированных решений;
  4. Повышение уровня правовой защиты пациентов и медицинских работников путем обеспечения должного использования защитных эмблем, усиления правовой защиты медицинской этики и борьбы с нарушениями;
  5. Обеспечение того, чтобы каждая передача вооружений осуществлялась в соответствии с требованиями по соблюдению МГП, а также осуществление целенаправленной подготовки в области защиты медицинского персонала и медицинских учреждений.

Как организация, сотрудники которой работают на переднем крае в зонах конфликтов, мы воспринимаем принятую вами резолюцию как крайне важный политический сигнал и как стимул для конкретной работы на местах. Являясь нейтральным, беспристрастным и независимым гуманитарным актором, мы понимаем, что наша задача заключается не в том, чтобы использовать эту резолюцию или МГП в целом в рамках публичных дискуссий по вопросу обвинения тех, с кем мы ведем переговоры, в нарушении правовых норм .

Для ведения переговоров на линии фронта требуются искусные переговорщики, стремящиеся к достижению сторонами согласия с целью создания условий, в которых ключевые задачи данной резолюции смогут быть конкретизированы и реализованы путем выполнения практических договоренностей между воюющими сторонами. Мы должны осознавать, что существуют сложности в увязке политических указаний в отношении такого важного вопроса, которые представил сегодня Совет, и трудностей практического характера, которые сопутствуют работе гуманитарных акторов на местах в условиях войн. Это еще один довод, если таковой требуется, свидетельствующий о крайней важности регулярного общения между Советом и находящимися на передовой организациями, такими как "Врачи без границ" или МККК.

Я рассказал вам о разрушенной больнице, которую я видел в Сирии несколько месяцев назад. Но я не рассказал вам о том, что с момента ее разрушения врачи, медсестры и добровольцы продолжают работать в ее подвале.

Когда-то он использовался как склад, теперь его превратили в миниатюрную версию больницы. В одном из бывших складских помещений в нескольких сохранившихся после обстрела кувезах, работающих от генераторов, лежат недоношенные новорожденные. Больница может быть практически разрушена, однако гуманность живет.

Проявление гуманности на войне - вот чего мы требуем. Даже у войны есть пределы, потому что войны, у которых нет пределов - это войны, у которых нет конца.

Медицинские сотрудники и медицинские учреждения находятся именно там, где пролегают эти пределы. Сегодня этой резолюцией вы вновь подтвердили актуальность законов войны, воплощения основных гуманитарных договоренностей, закрепленных Женевскими конвенциями.

Требование соблюдать их с помощью практических мер представляет собой самый решительный шаг вперед, который может сделать Совет, на пути к тому, чтобы гуманность на войне стала реальностью, а не являлась лишь идеалом.

Подпишитесь на новости МККК