Дети молчали: эвакуация из Алеппо глазами очевидцев

05 апрель 2017

Évacuation des civils de la ville syrienne d'Alep

С 15 по 22 декабря происходила одна из самых масштабных и сложных эвакуаций гражданского населения в новейшей истории — эвакуация из сирийского города Алеппо. Воюющие стороны договорились, что нужно обратиться к нейтральному и беспристрастному Международному Комитету Красного Креста (МККК) с просьбой организовать эвакуацию тысяч жителей восточной части города. Здесь мы впервые поделимся свидетельствами очевидцев о тех напряженных и опасных декабрьских днях...

Начало

Артобстрел не прекращался. Страдания были неизмеримы. Битва за Алеппо вырвала из этого города сердце и истощила его душу. Между восточной и западной частью города пролегла граница, но линии фронта образовывали сложный рисунок, напоминающий лоскутное одеяло.

За четыре года ожесточенных боевых действий погибли тысячи людей, еще сотням тысяч пришлось покинуть свои дома. Правительственные войска сомкнули кольцо и теперь территория сжалась до нескольких квадратных километров. Под угрозой оказалась жизнь сотен, возможно, тысяч людей, которых могла спасти только срочная эвакуация из восточной части Алеппо.

@SYRedCrescent и #МККК будут продолжать работать столько, сколько потребуется, чтобы переправить тысячи людей, ждущих эвакуации #Сирия» - МККК (@МККК).

В течение долгих месяцев МККК призывал объявить гуманитарную передышку, которая позволила бы доставить гуманитарную помощь. Наконец, удалось достичь прорыва в двухсторонних переговорах, которым МККК содействовал на местах. Эвакуации быть. Её организацией попросили заняться МККК и Сирийский Арабский Красный Полумесяц (САКП).

Рассвет

«Состоится ли эвакуация, не было понятно до последнего момента, — рассказывает Марианна Гассер, глава делегации МККК в Сирии. — На рассвете стрельба еще продолжалась. Ситуация была крайне напряженной. А потом внезапно нам дали зеленый свет». Это произошло в четверг, 15 декабря.

Температура колебалась около нулевой отметки. Марианна Гассер, два сотрудника МККК и три сотрудника САКП медленно двигались вперед в одном автомобиле МККК. Вот уже полгода ни один из сотрудников МККК не был на территории восточного Алеппо. Они ехали навстречу неизвестности.

Syrie, Alep, décembre 2016

 

Я увидела море обломков, развалины зданий и сожжённые автомобили.

«Было опасно — мы могли наткнуться на мины или неразорвавшиеся боеприпасы. Нам пришлось выйти из машины и помахать нашим флагом, чтобы все знали, кто мы. Через несколько минут мы были вынуждены остановиться. По дороге было не проехать. Понадобился бульдозер, чтобы расчистить ее. Так мы потеряли еще час».

Когда дорога была расчищена, автомобиль, наконец, смог въехать на территорию восточного Алеппо.

Дети

«Это было одно из самых волнующих зрелищ за всю мою жизнь. Тысячи людей — в основном, женщин и детей — ожидающих эвакуации. Многие в лохмотьях, со старыми сумками, чемоданами, рюкзаками. Затравленные взгляды. На лицах усталость, страх, тревога и надежда. А вокруг, насколько хватает глаз, сплошные руины».

«Мы вышли из машины и едва могли двигаться — так там было многолюдно. Как они все так долго могли жить среди таких лишений? Это было похоже на конец света».

Представители МККК и САКП оценили ситуацию, после чего к ним отправились 20 зеленых автобусов и десять машин скорой помощи, готовых принять ожидающих.

La file des bus qui vont servir à l'évacuation des civils de la ville d'Alep

Российским военнослужащим пришлось убрать с дороги три противотанковые мины.

«Некоторые люди были в инвалидных колясках. У одной коляски было только три колеса, и ее приходилось то толкать, то тащить по неровной земле. Это было душераздирающее зрелище. Потом начался дождь».

Там было так много детей. Многим - не больше десяти. Почти ни у кого из них не было теплой одежды. Они молчали — ни звука, ни улыбки. Они даже не плакали. Лица без всякого выражения.

Позже Аврил Паттерсон, координатор МККК по вопросам здравоохранения, которая тоже находилась в Алеппо, увидела ту же картину:

«Было так много детей. И многие молчали. Это ненормально. Они должны были кричать, жаловаться, говорить, что замерзли или хотят есть. Они вели себя не как дети. И, вообще, в людях было заметно что-то особенное, в осажденных районах люди выглядят не как в других местах. Они бледные, у них другой цвет кожи».

Первая автоколонна

Примерно в 14:30 двадцать зеленых автобусов и тринадцать машин скорой помощи (присоединились еще три местные) мучительно медленно потянулись из восточного Алеппо под пристальным взглядом телекамер, показывавших эвакуацию в прямом эфире.

 

На мосту на окраине анклава российские войска провели быстрый досмотр уезжающих — просто осмотрели автобусы через окна.

«Большинство из них — женщины, дети и пожилые люди. Они не были истощенными, но в их глазах отчетливо читалась безнадежность», - сказал Ахмед Заруг, еще один сотрудник МККК.

Я попытался представить себе, что чувствует эта старушка в восточном Алеппо. О чем она думает?

«Она прожила всю жизнь дома, в нормальных условиях. А теперь ей приходится уезжать, увозя в маленькой сумке всё свое имущество. И не ей одной, а всем этим тысячам людей».

Первой автоколонной удалось вывезти 1013 человек, включая 28 раненых, 678 взрослых и 299 детей. В сопровождении сотрудников МККК и САКП им предстояло проделать 30-минутный путь в западную часть провинции Алеппо, которую контролирует оппозиция, а затем, может быть, отправиться в Идлиб.

Несмотря на напряжение и беспокойство, возникшие поначалу, первая автоколонна благополучно прибыла в место назначения. В 16:20 в путь выдвинулась вторая автоколонна. Она продвигалась быстрее.

Когда очередная автоколонна приезжала в анклав, вокруг автобусов собирались большие толпы. Казалось, каждый хочет уехать, опасаясь, что в любой момент прекращение огня может быть нарушено и вооруженные столкновения вспыхнут вновь.

САКП и МККК делали все, чтобы поддерживать порядок в толпе. Были опасения, что ситуация может выйти из-под контроля. Было решено продолжать работу и ночью. Автоколонны продолжали идти сквозь пронизывающий холод.

Volontaires du Croissant-Rouge syrien durant l'évacuation des civils de la ville d'Alep, Syrie

Пауза

К началу второго дня 12 автоколонн уже проделали свой путь. Теперь выезжали и частные машины. Восемь тысяч человек покинули анклав и направились на подконтрольную оппозиции территорию.

Но вскоре продолжение операции оказалось под вопросом. Тринадцатой автоколонне внезапно запретили выезжать с территории анклава.

«Стало понятно, что причина проблемы — параллельные эвакуации из городов Фуа и Кефрайя», - рассказала г-жа Гассер.

Жители Фуа и Кефрайи хотели уехать на контролируемую правительством территорию, но вооруженные оппозиционные группы перекрыли дорогу. МККК не участвовал в организации эвакуаций из других городов, которые теперь оказались неразрывно связаны с эвакуацией из восточного Алеппо.

"СРОЧНО: Мы готовы возобновить эвакуацию женщин, детей, раненых из #Алеппо - ждем гарантии безопасности от всех сторон. #Сирия
МККК (@МККК) 17 декабря 2016 г.

Наступила ночь. Сотни людей в автобусах застряли посреди ничейной земли. Предпринимались попытки обеспечить их едой, водой и доступом к «туалетам». Однако они были безуспешны.

Напряжение нарастало. Ситуация не сдвигалась с мертвой точки на протяжении двух дней. Во второй половине четвертого дня неподалеку от Фуа и Кефрайи несколько автобусов были подвергнуты нападению и сожжены. Ситуация становилась все более рискованной и неоднозначной. На чашу весов были брошены тысячи жизней.

На месте событий вблизи восточного Алеппо были сосредоточены силы России, Сирии, а теперь - и Ирана. В восточном Алеппо оставались тысячи бойцов оппозиции.

Все это происходило на фоне переговоров между различными сторонами. 18 декабря посреди царящего страха появилась хорошая новость. Одна женщина в восточном Алеппо ждала ребенка. И вот она родила в машине скорой помощи САКП. Младенец выжил, выжила и мать. Позже, когда эвакуация возобновилась, их посадили в один из автобусов. Ребенок, рожденный на ничейной земле.

Познакомьтесь с Русалочкой! Так переводится имя этой малышки - Хурия. Она родилась при пересечении линии фронта в #Алеппо в машине #САКП pic.twitter.com/yv8eTEFSYVМККК (@МККК), 1 января 2017 г.

Но все же были серьезные опасения, что вся операция может отмениться.

Продолжались сложные переговоры с участием заинтересованных сторон. Сколько людей и автобусов могут выехать из одного места, прежде чем эвакуированные, принадлежащие к другой стороне, смогут выехать из другого?

Наконец, удалось прийти к новому соглашению. Около 23:30 четвертого дня — это было воскресенье, 18 декабря — автобусы снова начали двигаться. Эвакуация продолжалась еще четыре дня. «Мы испытали невероятное облегчение, когда смогли продолжить операцию», - говорит Марианна Гассер.

Улыбки

У места посадки на автобусы в восточном Алеппо собралась огромная толпа. Казалось, что каждый хочет выбраться, пока это еще возможно. Одна за другой уходили автоколонны из восточного Алеппо.

 «Это было потрясающе — видеть лица людей в автобусах и старых автомобилях. Они махали и улыбались. В их глазах было облегчение».

«Многие думали, что если они останутся в восточном Алеппо, то умрут или будут ранены, что снова начнутся боевые действия».

Ко вторнику, 21 декабря (седьмой день эвакуации), начался сильный снегопад. Средняя температура была около -5°C. Условия ухудшались. Белая пелена окутала руины восточного Алеппо и скрыла от глаз ужасающую картину разрушений.

Старые автомобили ломались по дороге из восточного Алеппо, водители и пассажиры толкали и тянули их — лишь бы двигаться вперед. На этом этапе уходило много бойцов. Ощущалась подспудная тревога.

«Наш приоритет, помимо помощи наиболее уязвимым, заключался в том, чтобы гражданские лица уезжали по своей воле».

Это не еще конец

В результате этой впечатляющей операции за восемь дней при участии более ста сотрудников МККК и САКП из восточного Алеппо были эвакуированы более 35 тысяч человек. Кроме того, 1200 человек было эвакуировано из Фуа и Кефрайи в рамках параллельной операции. Откуда бы эти люди ни были, все они выглядели одинаково — смесь изнеможения, беспокойства и надежды.

«У мирных жителей, которые решили уехать, должна оставаться возможность вернуться в свои дома, когда они захотят, - сказала г-жа Гассер. — Когда-нибудь многим захочется вернуться.

Но грустная правда заключается в том, что война в Сирии не закончена. За последние шесть лет я видела столько страданий, которые этой стране пришлось пережить. Дети, которым меньше шести лет, за свою короткую жизнь не видели ничего, кроме войны. Было столько ложных надежд. Но МККК и САКП продолжат свою деятельность. Я только лишь надеюсь, что политики как можно скорее поймут, как остановить этот кошмар, в котором живет столько людей».

 

Подпишитесь на новости МККК