Елена и Исак:
взрыв гранаты, любовь с первого взгляда,
похищение и счастливый конец

14 февраль 2019
Елена и Исак: <br>взрыв гранаты, любовь с первого взгляда,<br> похищение и счастливый конец
Елена и Исак с дочерью. Фото из личного архива.

Был ноябрь 2007 г. Вот уже почти четыре месяца я работала в Дарфуре в представительстве МККК в небольшом провинциальном городке Залинджи.

За эти несколько месяцев наш офис успели обокрасть. Скорее всего, по наводке, потому что грабители выбрали день, когда должны были выдавать зарплату, и четко знали, где лежали деньги. Я знала, что не раз делегатов в этих местах брали в заложники. В целях безопасности вместо привычных ландкрузеров мы перемещались на грузовиках.

Выходить на улицу после 6 вечера нам, делегатам, было строжайше запрещено. В каждом доме днем и ночью несли вахту по несколько человек охраны. У всех нас была своя рация, которую всегда (даже в душе!) надо было держать при себе. По соображениям безопасности, рабочие поездки во многие регионы были запрещены.

У всех нас была своя рация, которую всегда (даже в душе!) надо было держать при себе.

Первое, что бросилось в глаза, когда я вошла в отведенную мне комнату, был внушительных размеров металлический засов, на случай если вдруг придется забаррикадироваться от непрошенных гостей. На окнах - металлические решетки.

Центральной системы электроснабжения не было, да и с едой, если честно, была «напряженка». Зато команда - нас было человек 12 экспатов* - подобралась дружная, интернациональная, и все мы поддерживали друг друга, как могли.

Кто-то бросил в наш двор ручную гранату

Однажды вечером, часов около 9, когда давно уже стемнело и все разошлись по своим комнатам, вдруг прогремел взрыв, послышались крики. Кто-то бросил в наш двор ручную гранату. Основной удар пришелся на стену дома. Шрапнелью ранило одного из охранников.

Все экспаты провели ночь в «безопасной комнате».

Все экспаты провели ночь в «безопасной комнате». Наутро было решено эвакуировать всех, за исключением главы делегации, в Хартум до выяснения дальнейших обстоятельств. Важно было установить, была ли атака напрямую нацелена против МККК или конкретного сотрудника, или же это просто хулиганская выходка, или местные криминальные разборки.

В Хартуме мой хороший друг пригласил меня пойти с ним на вечеринку к другому коллеге в Судане.

Вот же он стоит передо мной, мой будущий муж!

На вечеринке, устроенной в уютном саду дома, было вкусно, уютно и безопасно. Но вот, во время ни к чему не обязывающей беседы в саду появляется новый гость – высокий, статный, бородатый молодой человек с пронзительными голубыми глазами с «искоркой» в бежевых карго и голубой рубашке с закатанными рукавами. Молодой человек сразу же привлек мое внимание. Забегая вперед, должна признаться, что ему это до сих пор удается!

Елена и Исак в Хартуме вскоре после знакомства. Фото из личного архива.

Увидев его я сразу и резко поняла – вот же он стоит передо мной, мой будущий муж! Конечно же, без промедления я ему об этом не сообщила, но откладывать столь важное дело в долгий ящик не стала.

Выяснилось, что молодой человек приехал в Судан из Швеции и что в Хартуме он отвечает за работу реабилитационного ортопедического центра, поддерживаемого МККК. Почти все время, пока я была «эвакуированной» в Хартуме, мы провели вместе. И поняли, что, похоже, вот она, долгожданная вторая половинка, наконец-то найдена.

Правда в том, что МККК невозможно забыть

Вскоре я вернулась в Дарфур и шли долгие недели разлуки и редких разговоров по телефону – связь работала не всегда. Потом - мое похищение в Дарфуре и несколько дней убийственной неизвестности и для меня, и для него. Затем освобождение и счастливый конец, попытка переварить и как-то смириться со случившимся, и понять, как жить и работать дальше, как не бояться выйти одной на улицу и продолжать ходить с высоко поднятой головой. Без моей «второй половинки» я бы точно сама не смогла выкарабкаться из этой страшной черной дыры, которую вооруженное похищение неизвестными в Дарфуре во время одной из полевых поездок оставило в моей душе.

И самое главное, что нас теперь трое

Вот уже почти десять лет мы муж и жена, живем сейчас в одном из пригородов Стокгольма. И самое главное, что нас теперь трое – в феврале 2012 года у нас родилась долгожданная дочь. Дочка в свои неполные семь лет четко знает, что мама и папа работали в Красном Кресте, что нужно помогать жертвам войны и что в Африке мало воды.

Когда выдается свободная минута от почти непрерывных родительских и бытовых забот, мы вспоминаем МККК и думаем, что когда-нибудь вернемся туда, где все началось. Правда в том, что МККК невозможно забыть, и думаю, так и должно быть.

Елена Хаапаниеми, Сольна, 6 февраля 2019 г.


Об авторе: Елена Хаапаниеми по образованию - юрист-международник, в 1996 г. окончила МГИМО и поступила на работу в московскую делегацию МККК. Проработав до 2002 г. юристом консультативной службы МККК по международному гуманитарному праву и, обьездив с лекциями весь бывший Советский Союз, Елена стала первой россиянкой – делегатом МККК. С 2002 по 2008 гг. она работала и жила в Закавказье, странах бывшей Югославии, Мексике, Колумбии и Судане. В настоящее время Елена работает помощником директора Стокгольмского института мирных исследования (СИПРИ). Свободно владеет русским, английским, французским, итальянским, испанским, немецким и шведским языками.

_______________________

* экспат - иностранный сотрудник в международных организациях, от английского expatriate.