Эволюция войны: как регулировать мир блокбастеров?

21 март 2017

Говоря о новых веяниях и разработках, о новых трендах и подходах, часто бывает полезно оглянуться назад, в прошлое.

Международный Комитет Красного Креста (МККК) был создан в 1863 году. Через несколько лет, в 1867 году, президент МККК решил, что организации необходимо принять участие во Всемирной выставке в Париже, поскольку само появление такого рода организации было чем-то инновационным. Кроме того, на этой выставке было представлено множество новых технических средств, которые могли бы быть полезны для работы МККК. Например, новые средства транспортировки раненых или новые инструменты для проведения срочных операций. Но, когда президент МККК приехал на выставку, он обнаружил, что рядом со стендом МККК находится стенд производителя передового оружия, который презентовал новые разработки. Эта история напоминает нам, что вопрос использования новых технологий в военной области и гуманитарная деятельность развиваются параллельно же более полутора веков.

Технический прогресс движется не только не стоит на месте, но, напротив, только набирает скорость из года в год. Научные открытия внедряются в повседневную жизнь. Результаты последних исследований в различных сферах также используются в военной отрасли.

Последние разработки и технические достижения все больше приближают наш мир к реальности кассовых блокбастеров.

Меняются средства и методы ведения войны. Сегодня подавляющее большинство конфликтов ведется в городах. Беспилотные летательные аппараты из области фантастики перебираются в реальность. Потребность в защите информации дала импульс развитию новой науки. Генетики трудятся над тем, чтобы усовершенствовать человеческое тело или создать таковое с нуля. Некоторые разработки в ближайшем будущем позволят делать предметы и людей невидимыми. Возможно, однажды мы сможем наблюдать конфликт между запрограммированными машинами. 

Йемен, Таиз, 2015. Мальчик зашел в библиотеку своей школы после обстрела.
(с) МККК

Сегодня, как и 150 лет назад гуманитарный сектор вынужден адаптироваться и принимать во внимание реалии современных вооруженных конфликтов. Это могут быть новые беспилотные аппараты, вооруженные невидимыми лазерами или генетические модифицированные военные, применяющие новые подходы к атакам на города. К чему человечество может привести такая погоня за военным преимуществом?

Существуют ли границы в применении новых технологий? И если есть, то где они проходят?

В центре «Гуманитариум» Региональной делегации МККК в Москве собрались российские и зарубежные эксперты, чтобы обсудить достаточно ли существующих норм международного гуманитарного права (МГП) для обеспечения должной защиты жертв современных конфликтов, и будет ли хватать этих норм для конфликтных ситуаций ближайшего будущего. Специалисты, представляющие Женевский центр политики безопасности, Университет Тель-Авива, Военный университет Министерства обороны Российской Федерации, Санкт-Петербургский государственный университет и МККК, говорили о существующих подходах к проблеме и различных взглядах на нее.

Выступает Вильям Бусби (с) МККК

Научный сотрудник Женевского центра политики безопасности Вильям Бусби задается вопросом:

«Не выходим ли мы, со всеми этими технологиями за границы того, что мы считаем допустимым? Отражены ли эти границы в существующем праве или мы находимся в ситуации, где существующее сегодня право слишком далеко позади, и нам надо начать думать о создании новых норм? И если мы говорим об этом, то как мы будем создавать эти нормы? Уверены ли мы, что у нас есть механизмы, которые позволят нам это сделать?»

Военные действия в городской среде накладывают свой отпечаток на то, как гуманитарные организации ведут свою работу и придают особую важность соблюдению МГП. Венсан Бернар, главный редактор Международного журнала Красного Креста, руководитель программы «Форум по гуманитарному праву и политике» штаб-квартиры МККК рассказал, что

«такая среда как город требует долгосрочного вовлечения со стороны гуманитарного сектора и изменения подходов к работе. Восстановление разрушенных городов и городских инфраструктур – задача непростая и дорогостоящая. Причем здесь МГП? Степень страдания гражданского населения, а также цена процесса восстановления будет гораздо ниже, если право вооруженных конфликтов будет соблюдаться. Мы, те, кто работает на местах, знаем это по собственному опыту».

Несмотря на это, некоторые эксперты считают, что обеспечить защиту гражданского населения в условиях боев в городах практически невозможно. Йорам Динштайн, заслуженный профессор университета Тель-Авива считает, что единственно верным способом защитить гражданское население во время городской войны является эвакуация.

«Если вы можете вывезти гражданских – вывозите. Конечно, иногда бывают ситуации, когда город окружен и эвакуировать людей просто некуда. В таких случаях, если эвакуация не проводилась, очень часто жители города превращаются в «живые щиты» и оказываются жертвами того, что называют «сопутствующий ущерб». Таким образом, если вы остались в городе, ваши шансы быть раненым или убитым очень велики».

Йемен, Таиз, 2015. После того, как одна подруга этой девочки погибла, а других увезли в поисках более безопасного места, она играет одна внутри взорванного бронетранспортера. (с) МККК

Представители Военного университета Министерства обороны РФ считают, что соблюдение МГП в условиях городских боев может противоречить задачам поставленным перед военными их руководством, а также привести к дополнительным потерям среди личного состава во время выполнения таких задач.

Тем не менее, если в отношении конкретного средства или метода ведения боевых действий на сегодняшний день не существует специального запрета, то вопрос о возможности применения этого вида оружия или метода лежит в плоскости обязательств по соблюдению МГП. Это обязательства, связанные с применением принципа проведения различия и пропорциональности. В конечном итоге, цель остается прежней – защитить тех, кто не принимает или перестал принимать участие в военных действиях.

Смотрите видеоверсию круглого стола:

Мнения экспертов, отраженные в данной статье, не являются официальной позицией МККК.