Непосредственное участие в боевых действиях: вопросы и ответы

02-06-2009 Вопросы и ответы

Недавно МККК опубликовал Руководство, поясняющее положения международного гуманитарного права, касающиеся непосредственного участия гражданских лиц в боевых действиях. Его цель – помочь провести различие между гражданскими лицами, которые пользуются защитой от нападений, и теми, кто в экстренных обстоятельствах теряют такую защиту. Предлагаем Вашему вниманию ответы на наиболее важные вопросы, касающиеся данной проблемы.

  Что означает понятие "непосредственного участия в военных действиях"?  

Первоочередная цель международного гуманитарного права заключается в том, чтобы обеспечить защиту жертв вооруженного конфликта и регулировать поведение участников боевых действий. Те, кто принимают участие в боевых действиях, должны проводить различие между комбатантами, нападения на которых совершенно законны, и гражданскими лицами, которые пользуются защитой от нападений за исключением случаев и до тех пор, пока они не принимают непосредственного участия в военных действиях.

  Каковы основные задачи, возникающие в связи с участием мирных жителей в боевых действиях?  

На протяжении всей мировой истории гражданские лица участвовали в общих военных усилиях. Они производили и предоставляли комбатантам вооружения, оборудование и продовольствие, обеспечивали их временным жильем, а также оказывали им политическую и финансовую поддержку. Эта деятельность, как правило, осуществлялась вдали от поля боя. На практике очень немногие гражданские лица участвовали в реальных сражениях.

За последние десятилетия природа военных действий очень изменилась, и несколько факторов способствовали стиранию различий между гражданскими лицами и комбатантами. Военные операции переместились с полей сражений и все чаще ведутся в населенных пунктах - таких как города Газа, Грозный или Могадишо. Гражданские лица стали в большей степени вовлечены в деятельность, непосредственно связанную с реальными боевыми действиями. Комбатанты не все гда четко обозначают свое отличие от гражданских лиц, предпочитая, днем вести ничем не отличающийся от гражданских лиц образ жизни, а ночью браться за оружие. Более того, в рамках некоторых конфликтов традиционно военные функции были переданы частным подрядчикам или же гражданским лицам, обеспечивающим поддержку государственных вооруженных сил или организованных вооруженных группировок.

В ходе своей активной гуманитарной работы в зонах современных вооруженных конфликтов, МККК пришел к пониманию того, что нечеткое различие между гражданскими и военными функциями и растущая вовлеченность мирных жителей в военные операции привела к возникновению путаницы относительно того, что является законной военной целью и кто должен пользоваться защитой от прямых нападений. В результате этой путаницы гражданские лица подвергаются большей опасности стать жертвами ошибочных, излишних или неизбирательных нападений, в то время как комбатанты, неспособные должным образом идентифицировать своего врага, сталкиваются с растущим риском нападений со стороны противников, которых они не могут отличить от гражданских лиц.

  Какие меры были предприняты МККК для решения этих проблем?  

В период с 2003 по 2008 год МККК провел несколько встреч, в которых приняли участие от 40 до 50 правовых экспертов из академических, военных, правительственных и неправительственных кругов. Все они участвовали в этой работе в личном качестве. Основываясь на результатах дискуссий, проведенных в процессе экспертной оценки, МККК разработал " Руководство по толкованию понятия о непосредственном участии в военных действиях, касающееся понятия непосредственного участия в военных действиях, в соответствии с МГП " ( " Разъяснительные рекомендации " ). В ходе процесса экспертной оценки было невозможно достигнуть единодушного мнения по рассматриваемому вопросу. В то время как широкое разнообразие представленных в о время дискуссий точек зрения было зафиксировано в письменном виде и опубликовано в форме отдельных докладов, Руководство содержит собственные рекомендации МККК о том, как следует интерпретировать положения международного гуманитарного права, относящиеся к непосредственному участию в военных действиях. Руководство составлено на основании результатов экспертных дискуссий. Тем не менее, оно не обязательно отражает мнение большинства участвовавших в дискуссиях экспертов по различным обсуждавшимся проблемам.

  Какие основные вопросы освещаются Руководством МККК?  

Разъяснительное руководство ставит своей целью ответить на следующие важнейшие вопросы:

  •   Кто относится к числу гражданских лиц и, следовательно, имеет право на защиту от прямых нападений за исключением случаев и до тех пор, пока они принимают непосредственное участие в военных действиях?  

  •   Какое поведение считается прямым участием в военных действиях и ведет к потере защиты от прямых нападений?  

  •   Какие нормы права регламентируют потерю защиты от прямых нападений?  

  Кто относится к категории гражданских лиц с точки зрения принципа проведения различия?  

Очень важно проводить различие между членами вооруженных сил или организованных вооруженных группировок, в чьи функции входит ведение военных действий от имени сторон в вооруженном конфликте, и гражданским населением. Последние не принимают непосредственного участия в боевых действия или делают это лишь по сл учаю, спонтанно и неорганизованно. В соответствии с Руководством МККК, все лица, которые не являются членами вооруженных сил государства или организованных вооруженных группировок, относящихся к одной из сторон в конфликте, являются гражданскими лицами. По этой причине они пользуются защитой от прямых нападений за исключением случаев и до тех пор, пока они принимают непосредственное участие в военных действиях.

В рамках международных и немеждународных конфликтов вооруженные силы государства включают в себя все организованные вооруженные силы, группы или отряды, находящиеся под командованием, подотчетным государству, которое является стороной в конфликте. В рамках немеждународных вооруженных конфликтов, таких как, например, гражданские войны, организованные вооруженные группировки составляют вооруженные силы негосударственной стороны в конфликте.

Бывают случаи, когда сложно отличить членов организованных вооруженных группировок от гражданского населения. Гражданские лица поддерживают военные усилия многими способами, включая, порой, спонтанное и неорганизованное непосредственное участие в боевых действиях. Однако мирных жителей нельзя классифицировать как членов организованных вооруженных группировок, пока они не принимают на себя систематическое исполнение военных функций, то есть постоянных функций, обуславливающих их непосредственное участие в боевых действиях. Члены организованных вооруженных группировок не имеют такого привилегированного статуса как комбатанты государственных вооруженных сил, и потому могут подвергаться преследованию на национальном уровне даже за то, что они просто взяли в руки оружие.

  Какое поведение классифицируется как непосредственное участие в боевых действиях?  

Лица принимают непосредственное участие в боевых действиях, если осуществляют акты, направленные на поддержку одной стороны в конфликте путем прямого причинения вреда другой стороне, либо прямо влекущие гибель, ранения или разрушения, либо наносящие прямой ущерб военным операциям или объектам противника. Если, и на тот период пока мирные жители осуществляют такие акты, они непосредственно участвуют в боевых действиях и теряют защиту от нападений.

Примерами причинения военного ущерба другой стороне являются взятие в плен, ранение или убийство военного персонала, повреждение военных целей, ограничение или нарушение схем развертывания боевых подразделений, логистических операций или систем коммуникаций противника. Причинение такого ущерба может осуществляться, например, посредством саботажа, возведения баррикад на дорогах или прерывания энергоснабжения радарных станций. Электронное вмешательство в работу военных компьютеров (нападения на компьютерные сети и ориентировка разведки тактического нацеливания на совершение тех или иных нападений), - тоже примеры причинения прямого ущерба. Использование вооружений отсроченного действия, таких как мины и ловушки, а также оружия дистанционного управления, такого как непилотируемые самолеты, тоже наносит " прямой " ущерб противнику и, по этой причине, расценивается как непосредственное участие в боевых действиях.

" Косвенное участие в боевых действиях дополняет общие военные усилия одной из сторон в конфликте, однако прямо не наносит им ущерба и, по этой причине, не ведет к потере защиты от нападений. Это включает в себя, например, производство и доставку вооружений, строительство дорог и других объектов инфраструктуры, а также предоставление финансовой, административной и политической поддержки.

Различие между " непосредственным " и " косвенным " участием, может быть, сложно установить, но это важно сделать. Например, доставка водителем гражданского грузовика амуниции на огневую позицию на линии фронта, почти наверняка должна рассматриваться как неотъемлемая часть продолжающихся боевых операций. По этой причине, выполнение такой функции стоит классифицировать как прямое участие в боевых действиях. Однако, транспортировка амуниции с фабрики в порт, расположенный вдали от зоны конфликта, - это некое действие, совершаемое, как правило, на слишком большом расстоянии от места непосредственного использования амуниции, чтобы быть расцененным как " непосредственное " причинение вреда. Несмотря на то, что грузовик с амуницией остается военной целью, на которую можно совершать законное нападение, нахождение за рулем такого грузовика не может быть расценено как непосредственное участие в боевых действиях, и поэтому гражданского водителя нельзя рассматривать как военную цель отдельно от управляемого им грузовика.

Не все ожесточенные акты, происходящие в рамках вооруженного конфликта, классифицируются как непосредственное участие в боевых действиях. К непосредственному участию в боевых действиях относятся лишь те акты, которые не только объективно способны нанести прямой ущерб противнику, но и специально разработаны для этого в поддержку одной из сторон в конфликте и направлены против другой. Ожесточенные политические демонстрации, ограбление банка, несвязанное с войной, или же инцидент, когда большое количество спасающихся бегством гражданских лиц блокирует дорогу не для того, чтобы помочь одной из сторон в конфликте, а для того, чтобы попытаться себя защитить от последствий войны, являются примерами актов, которые не относятся к непосредственному участию в боевых действиях.

  Какие нормы права регламентируют потерю защиты от нападений?  

На то время пока гражданские лица принимают непосредственное участие в боевых действиях, они теряют защиту от нападений. Но каковы же правила и принципы, регулирующие использование силы против них? При каких обстоятельствах они снова могут получить защиту? Разъяснительное руководство приходит к следующим заключениям.

В то время как члены организованных вооруженных группировок, принадлежащие к одной из сторон в конфликте теряют защиту от прямых нападений на период своего членства (то есть на то время, пока они принимают на себя систематические функции комбатантов), гражданские лица теряют защиту от прямых нападений на время каждого акта, классифицируемого как прямое участие в боевых действиях. Это включает в себя подготовку и географическое развертывание или вывод (войск), являющиеся неотъемлемой частью того или иного враждебного акта.

Для того, чтобы избежать ошибочных или неизбирательных нападений на гражданских лиц, стороны в конфликте должны принять все необходимые меры предосторожности в определении того, является ли человек мирным жителем, и если да, то принимает ли он прямое участие в боевых действиях. В случае возникновения сомнений человек, в отношении которого оно возникло, должен рассматриваться как пользующийся защитой от прямых нападений.

Потеря защиты от прямых нападений, происходящая либо из-за непосредственного участия в боевых действиях (для мирных жителей) либо из-за систематического исполнения им функций комбатанта в период боевых действий (для членов вооруженных организованных группировок) – не означает того, что рассматриваемые лица оказываются за рамками защиты, предоставляемой законом. Даже нападения на законные военные цели подвергается правовым ограничениям, основанным либо на правилах международного гуманитарного права, либо на других отраслях международного права, таких как право прав человека. Любая военная операция должна соответствовать нормам международного гуманитарного права, которые запрещают или ограничивают использование определенных средств и методов ведения военных действий. Более того, принципы военной необходимости и гуманности требуют того, чтобы ни одна смерть, ранение или ущерб не были причинены в больших масштабах, чем того требует военная необходимость в сложившихся обстоятельствах. В то время как от комбатанто в нельзя требовать подвергать свою жизнь или жизни гражданских лиц дополнительным рискам для того, чтобы захватить вооруженного противника живым, именно это и определяет основные понятия гуманности – убивать противника или воздержаться от этого, чтобы дать ему шанс сдаться в ситуациях, когда нет безусловной необходимости применять смертельную силу.

Международное гуманитарное право не запрещает и не потворствует тому, чтобы гражданские лица принимали непосредственное участие в боевых действиях. По этой причине такое участие само по себе не составляет военного преступления. Однако гражданские лица, которые непосредственно участвовали с боевых действиях, могут подвергаться судебному преследованию за любое преступление, которое они совершили, в соответствии с национальным законодательством, даже если, поступая таким образом, они не нарушали международное гуманитарное право. Тот факт, что гражданские лица получают полную защиту от прямых нападений, когда они не принимают непосредственного участия в боевых действиях, не определяет использование необходимой или пропорциональной силы против них, в соответствии с правоохранными стандартами. То же самое справедливо в отношении членов организованных вооруженных группировок после того, как они начинают систематически исполнять функции комбатантов.

  Каков статус Разъяснительного руководства МККК?  

Разъяснительное руководство МККК не ставит своей целью изменить существующие правила и принципы международного гуманитарного права, однако содействует их должной интерпретации.

Несмотря на то, что Руководство создавалось под непосредственным влиянием результатов экспертных дискуссий, оно не обязательно отражает мнение большинства участвовавших в них экспертов по различным рассматривавшимся вопросам. Напротив, оно представляет взгляд МККК, как нейтральной и независимой гуманитарной организации, которая им еет мандат распространять знания о международном гуманитарном праве и содействовать пониманию закона. Всеобъемлющий обзор экспертных дискуссий представлен в отдельных отчетах о конкретных встречах, и будет опубликован вместе с Разъяснительным руководством.

В то время как Разъяснительное руководство не является юридически обязывающим документом, МККК надеется, что оно будет достаточно убедительным для государств, негосударственных акторов, ученых и практиков, а также, в итоге, поспособствует расширению защиты гражданских лиц от опасностей войны.

 
Текст "Руководства по толкованию понятия о непосредственном участии в военных действиях", касающееся понятия непосредственного участия в военных действиях, в соответствии с МГП" ("Разъяснительные рекомендации") на английском языке.