Непал: первый опыт работы в условиях конфликта

31-03-2006 Основная статья

Кристоф фон Тоггенбург в феврале вернулся из Непала, где в течение года работал в одном из отдаленных районов страны. Эта поездка стала его первой миссией в качестве делегата МККК. Он рассказывает о своей работе в Непале и о последствиях конфликта между маоистами и силами правительства для мирного населения.

 
©ICRC/C. v. Toggenburg  
   
Кристоф в Гималаях 
           
©ICRC/C. v. Toggenburg  
   
Больница Бери в Непалгандже. Пострадавший в результате конфликта, получает костыли, предоставленные МККК. 
           
©ICRC/C. v. Toggenburg  
   
Непалгандж. 
           

  Какова была ситуация в регионе в период вашей работы?  

Офис МККК в Непалгандже расположен в западной части Непала. Это изолированная горная местность, разделенная на восемь районов. Большинство отдаленных областей контролируется маоистами, а основные города страны – силами правительства. Ситуация крайне напряженная. Часто наблюдаются вспышки насилия и столкновения между противоборствующими сторонами.

  Как в такой ситуации живется населению Непала?  

     

Люди, в основном, озабочены решением своих повседневных проблем. Им все равно, кто находится у власти.

С одной стороны, маоисты ограничивают передвижение населения, что зачастую не позволяет жителям ездить в крупные города страны. Для этого им требуется получение специального разрешения. Помимо этого, маоисты вводят режимы блокады, в результате чего, люди не имеют доступа к основным предметам первой необходимости, порой на протяжении долгого времени.

С другой стороны, власти также устанавливают контрольно-пропускные пункты, проход через которые представляет собой достаточно сложную процедуру. Это также значительно ограничивает передвижение жителей. Прямым следствием этого является то, что люди находятся под постоянным психологическим прессингом.

Однако недостаток продовольствия ощущается здесь не настолько остро, насколько это можно было бы себе представить. В большинстве случаев люди обеспечивают себ я сами: разводят скот и выращивают овощи на своих земельных участках. Более того, многие молодые люди работают в соседней Индии и содержат свои семьи на заработанные средства. Так было всегда, но с началом конфликта такая практика получила более широкое распространение.

  В чем заключалась ваша работа?  

Делегаты МККК в Непале ведут целый спектр различных программ. Очень много времени занимает работа по восстановление семейных связей, особенно когда приходится иметь дело с маоистами. Однако наибольшая часть рабочей нагрузки связана с посещениями учреждений содержания под стражей, находящихся как в ведении сил правительства, так и маоистов.

Для того, чтобы добиться возможности посещать заключенных в соответствии со своим мандатом, МККК потребовалось проделать долгую и сложную работу. Теперь в ситуация значительно улучшилась. Деятельность МККК завоевывает все большее признание, и доверие к организации растет.

Однако завоевать доверие маоистов и построить отношения с ними оказывается крайне сложным. Мы встречаемся с лидерами маоистов, ведем с ними переговоры о получении беспрепятственного доступа в места содержания под стражей и пытаемся решить ряд других вопросов. Чувствуешь большое удовлетворение, когда удается договориться по поводу организации посещений.

Что касается работы в учреждениях содержания под стражей, находящихся под контролем правительства, мы регулярно посещаем военные лагеря, полицейские участки и тюрьмы. Организовать посещения правительственных учреждений содержания под стражей проще, чем тех, которые находятся на стороне маоистов. Помимо того, что здесь действуют жесткие ограничения в передвижении граждан, заключенные, удерживаемые маоистами, постоянно переводятся из одного учреждения в другое.

Недавно нам удалось возобновить ранее приостановленные посещения военных бараков, поскольку мы не имели возможности осуществлять их в соответствии с принятой в организации процедурой.

     

  Что произвело на вас самое большое впечатление за время вашей работы?  

Работа в Непале стала моей первой миссией в качестве делегата МККК. Я никогда раньше не работал в условиях вооруженного конфликта, тем более такого крупного, как этот. Я помню, как однажды мы ехали в западную часть страны по красивейшей дороге, которая шла по зеленым рисовым полям. Вдруг в одном из населенных пунктов мы прямо посреди улицы увидели лежащие в луже крови трупы двух человек. Над ними роились тысячи мух. Ночью эти люди подорвались на мине-ловушке. По этой причине местные жители боялись к ним подходить, и их тела никто не убрал. Однако наиболее шокирующим для меня оказалось то, что трупы лежали посреди улицы, а жизнь вокруг продолжала идти своим чередом. Люди ехали по ней на велосипедах, мимо гнали стада быков. Это была очень печальная картина.

Еще одним очень запоминающимся моментом стало то, что МККК удалось спасти двенадцатилетнего мальчика, жизни которого угрожала опасность, и вывезти его в безопасное место. Теперь он живет в Катманду и имеет возможность ходить в школу. Он очень умный, и учеба пойдет ему на пользу.

  Каково ваше общее впечатление о Непале?  

Я был поражен тому, насколько много нам пришлось ходить пешком. Нашу работу вполне можно было назвать гуманитарными маршами.

Мы работали в очень тесном контакте с местными жителями. Было очень интересно пообщаться с людьми, чтобы узнать о том, как они живут и в какой помощи нуждаются. Сам конфликт оставил у меня очень грустное впечатление. Природа его такова, что он то затихает, то раз горается с новой силой. Однако очень трудно представить, что в ближайшем будущем возможно какое-либо реальное решение.



Кратко об МГП