Уганда: гуманитарные проблемы в стране не находят должного отражения в средствах массовой информации

15-03-2006 Интервью

Пьер-Андре Коно только что завершил свою миссию в Уганде, где последние два года работал в должности главы делегации МККК. Несмотря на масштабы гуманитарной катастрофы, внутренний конфликт в этой африканской стране так и не привлек должного внимания средств массовой информации. Предлагаем вашему вниманию интервью, в котором Пьер-Андре Коно делится с нами своими мыслями по этому поводу.

  Можно ли говорить о том, что гуманитарная ситуация в Уганде меняется к худшему?  

Я бы скорее сказал, что и без того сложная гуманитарная ситуация в стране в определенной степени законсервировалась. Значительное ухудшение наблюдалось в 2003 году, когда число вынужденных переселенцев выросло с четырехсот тысяч до полутора миллионов человек. Эти люди живут в перенаселенных лагерях в различных районах на севере страны в условиях острой нехватки продовольствия и питьевой воды и отсутствия квалифицированной медицинской помощи. Помимо этого, из-за нарушения привычного образа жизни происходит постепенное разрушение традиций.

Существуют два ключевых фактора, которые еще больше усугубляют ситуацию. С одной стороны, население подвергается нападениям со стороны участников конфликта. С другой стороны, серьезной проблемой по-прежнему остается домашнее насилие. Это обусловлено тем, что в условиях перенаселения и нарушения привычного образа жизни, растет число страдающих алкоголизмом.

  Какие задачи стоят перед МККК?  

Основная сложность по-прежнему заключается в обеспечении безопасности наших сотрудников. После трехлетнего перерыва мы возобновили свои операции в Уганде два года назад. Для обеспечения эффективной работы необходимо, чтобы все стороны принимали нашу деятельность. В данном случае я говорю о Господней армии сопротивления, полиции, Силах обороны Уганды и о правительстве страны в целом. Правительственные власти положительно относятся к нашей деятельности, в результате чего нам сравнител ьно легко удалось организовать передислокацию персонала и оборудования на север страны.

Однако повстанцы, чья деятельность не утихает уже на протяжении девятнадцати лет, не имеют организованного политического ядра. По этой причине оказывается крайне сложным вести с ними конструктивный диалог для того, чтобы выяснить, как Господня армия сопротивления в реальности относится к тому, что делает МККК. Нам никогда не удавалось получить надежных гарантий безопасности от этой группировки, что является необходимым условием для проведения наших операций.

Однако в ходе бесед с перебежчиками и лицами, содержащимися под стражей в связи с конфликтом, мы поняли, что отношение к деятельности Красного Креста со стороны повстанцев является более или менее положительным. Я имею в виду как МККК, так и Национальное общество Красного Креста Уганды, с которым мы активно сотрудничаем при проведении своих операций.

Тем не менее, организованные в конце 2005 года нападения на сотрудников шести гуманитарных организаций, которые передвигались без вооруженной охраны, также как и МККК, развеяли миф о положительном отношении Господней Армии сопротивления к деятельности Красного Креста.

Означают ли эти нападения, считающиеся делом рук Господней армии сопротивления, что отношение вооруженной группировки к МККК меняется? Как бы там ни было, мы решили сократить все свои программы на севере страны и нарастить усилия, направленные на получения более надежных гарантий безопасности. Ввиду хорошего знания местности, мы постепенно переводим свой персонал в те области, которые нам кажутся более безопасными. Но, я повторюсь, что до тех пор, пока у нас нет надежных гарантий, безопасность наших сотрудников не внушает большой уверенности.

  Имеет ли МККК доступ к заключенным, которые подпадают под мандат организации?  

Ког да МККК возобновил свою деятельность по оказанию помощи заключенным в 2004 году, возобновился и диалог с гражданскими и военными властями с целью получения доступа в учреждения содержания под стражей. Согласно своему мандату МККК посещает заключенных и осужденных за измену родине, клевету в адрес правительства, а также за нарушения действующего антитеррористического законодательства. Сегодня у нас есть доступ как в гражданские, так и в военные учреждения содержания под стражей. Власти поддерживают методы нашей работы, и мы имеем точную информацию о том, каковы условия содержания под стражей в различных тюрьмах. Мы удовлетворены качеством диалога с властями и имеем возможность открыто высказывать свои рекомендации по улучшению условий содержания заключенных.

Поскольку власти не оповещают нас о новых арестах, мы должны сами проявлять инициативу по организации посещений заключенных. Доступ в учреждения содержания под стражей предоставляется нам по требованию, и я очень удовлетворен этим обстоятельством. В идеале нам хотелось бы получать информацию о каждом новом аресте, тогда сотрудничество с властями было бы еще более эффективным.

     

  Пользуется ли международное гуманитарное право в Уганде широкой известностью?  

К сожалению, нет. Однако есть обнадеживающие признаки. Распространения знаний о международном гуманитарном праве и принципах права прав человека среди носителей оружия является важным аспектом деятельности МККК. Мы работаем и с военными, и с сотрудниками полиции, принимающими участие в операциях по охране правопорядка. МККК подписал трехгодичное соглашение о сотрудничестве в этой области с Министерством обороны Уганды. Наша цель - включение фундаментальных принципов международного гуманитарного права в программу подготовки военнослужащих и обеспечение их соблюдения личным составом вооруж енных сил.

Мы также подписали аналогичное соглашение с руководством полиции с целью организации подготовки сотрудников правоохранительных органов в области права прав человека. Сейчас страна готовится к выборам. В ноябре 2005 года уже имели место вспышки насилия в городе Кампала. Мы надеемся, что выборы пройдут в спокойной обстановке, и их результаты будут приняты всеми сторонами. Однако мы сохраняем бдительность, и деятельность по распространение знаний о фундаментальных принципах международного гуманитарного права и праве прав человека остается приоритетом в работе МККК. 

  Чем МККК объясняет приостановку своей деятельности в Уганде в 2001-2004 годах?  

Приостановка деятельности МККК в Уганде была вызвана трагическим происшествием - 26 апреля 2001 года шестеро сотрудников МККК были убиты в районе Итури в Демократической Республике Конго. В это время в стране наблюдалось противостояние между несколькими противоборствующими группировками и вооруженными силами Уганды. Вслед за этими убийствами МККК решил уйти из Итури и приостановить свои операции в северных районах Демократической республики Конго и Уганде, за исключением района Кампала. Начался диалог с властями по выяснению причин нападения на сотрудников гуманитарной организации, находившихся при исполнении своих служебных обязанностей, в то время как об их передвижениях были своевременно уведомлены все стороны. Усилия в этом направлении все еще продолжаются. В марте 2005 года генеральный делегат МККК по странам Африки провел встречу с властями Уганды для обсуждения этого вопроса, а президент МККК продолжил этот диалог в июне того же года в рамках переговоров с президентом страны Мусевени. Все, что мы можем сказать на данный момент, - что диалог все еще продолжается.

Мне хотелось бы отметить, что этот вопрос никоим образом не связан с возобновлением нашей деятельности в Уганде. Это д ве совершенно разных проблемы. Наше возвращение в северные районы страны, в частности, было оправдано сильным ухудшением гуманитарной ситуации в 2003 году, что было отмечено как нашими сотрудниками, так и международным сообществом в целом.

  Почему вооруженный конфликт в Уганде так незначительно освещался в прессе?  

Причины недостаточного внимания средств массовой информации имеет политические причины. Вооруженному конфликту в Уганде не уделялось ровным счетом никакого внимания до 2002 года. До тех пор, пока он не вылился за пределы северных районов страны, о нем никто не говорил. Однако после того, как правительство Судана предоставило Уганде право на проведение военных операций в Южном Судане с тем, чтобы подавить волнения повстанцев, интерес к конфликту со стороны международного сообщества возрос.

Несмотря на то, что сегодня ситуация в Уганде освещается лучше, интерес к этой стране несоизмерим с масштабам гуманитарных проблем, с которыми сталкиваются жители, пострадавшие в результате внутреннего конфликта.

  Считаете ли вы, что гуманитарная помощь жителям северных районов страны оказывается в достаточных объемах?  

Нет. В первую очередь, это обусловлено плохой ситуацией в сфере безопасности и проблемами доступа сотрудников МККК к жертвам конфликта. Тот факт, что МККК и некоторые другие организации решили не пользоваться вооруженной охраной, остается гарантией нашей нейтральности.

По это причине хотелось бы, чтобы власти страны также мобилизовали бы усилия по оказанию помощи перемещенным лицам, проживающим на территории Уганды. Это позволило бы уменьшить зависимость населения от помощи гуманитарных организаций.

Тем не менее, в каких бы объемах ни оказывалась помощь перемещенным лицам, кор енным образом переломить ситуацию невозможно. Неопределенно долгое проживание в лагерях для перемещенных лиц приводит к разрушению привычного жизненного уклада, и никакая организаций никогда не сможет компенсировать нанесенный людям ущерб.