Ливан: после множества тяжелых ударов люди рискуют остаться с «глубокими невидимыми шрамами»

25 август 2020
Ливан: после множества тяжелых ударов люди рискуют остаться с «глубокими невидимыми шрамами»
Как минимум 180 человек потеряли жизни при взрыве 4 августа и некоторые до сих пор не найдены или не идентифицированы. ICRC

Бейрут/Женева (МККК) – И через три недели после мощного взрыва, разворотившего бейрутский порт и прилегающие к нему районы, материальный и психологический ущерб потрясает.

В результате взрыва, произошедшего 4 августа, погибло не меньше 180 человек, некоторые люди до сих пор числятся пропавшими без вести, не всех удалось опознать.

«Есть раны видимые, а есть — невидимые. Это можно сказать и о человеке, и о любимом городе. Кроме страшных физических повреждений, которые лечат в больницах, у людей могут образоваться огромные скрытые шрамы, если им не помочь преодолеть психологические последствия этой катастрофы. Забота о психическом здоровье – жизненно важный элемент медицинской помощи», – сказал Марко Бальдан, хирург Международного Комитета Красного Креста (МККК) в Ливане, помогавший координировать меры срочного реагирования.

Истории о страданиях, причиненных взрывом, приводят в ужас. У кого-то на глазах погибли родные, а кто-то до сих пор разыскивает пропавших без вести близких. У некоторых за долю секунды обрушился дом и было уничтожено имущество, нажитое многолетним трудом. Взрослые и дети, получившие раны, которые навсегда изменят их жизнь, мучительно привыкают к своему новому положению. Есть люди, чувствующие себя виноватыми, потому что выжили, когда другие погибли, или потому что не смогли кого-то спасти после взрыва.

«То, что пришлось пережить здесь людям, просто чудовищно. Нам на горячую линию позвонила одна сирийка, у которой при взрыве погиб единственный ребенок. Она места себе не находила от горя и нуждалась в срочной помощи, – говорит Исабель Ривера Мармолехо, делегат МККК по вопросам психического здоровья в Ливане. — Даже те, кто, на первый взгляд, не пострадал или отделался легкими ранениями, ощущают глубокое чувство утраты или отчаяния. Это вполне естественная реакция на такое шокирующее событие, и они не должны справляться с этим в одиночку. Они могут обратиться за поддержкой».

В беседе с представителями МККК жители одного из наиболее пострадавших районов Бейрута рассказали о том, как трудно им поверить в случившееся и с каким страхом они смотрят в будущее.

«У нас в голове это не укладывается, – сказал Родриг Махлуф, житель припортового района Карантина. – Мы в Ливане много повидали всяких происшествий и взрывов, но никогда нам не было настолько тревожно».

«У моей дочери ранения лица и ушей. На днях она кричала от боли, – рассказал Эли аш-Шайиб. – Как детям справиться с памятью об этом?»

Взрыв произошел в то время, когда Ливан уже находился в крайне нестабильном положении после нескольких месяцев противостояния коронавирусной пандемии на фоне стремительно усугубляющегося экономического кризиса. За последние десять месяцев потеря работы, закрытие предприятий и утрата сбережений серьезно сказались на психическом здоровье людей, а также привели к увеличению числа симптомов депрессии, таких как мысли о самоубийстве и чувство безнадежности.

«Когда началась пандемия, меры по борьбе с коронавирусом, такие как самоизоляция и комендантский час, лишили людей привычных механизмов преодоления трудностей, например многолюдных вечеринок или встреч с друзьями, во время которых люди могли поговорить о том, что их беспокоит и мучит. А теперь еще и взрыв – новый сокрушительный удар», – говорит Исабель Ривера Мармолехо.

Особенно тяжело приходится в Ливане тем, кому и без того жилось труднее всех, в том числе 1,5 млн сирийских беженцев. Для многих из них взрыв стал тревожным напоминанием о вооруженном конфликте и нестабильности, от которых они бежали, и вызвал тягостные воспоминания, кошмарные сны и тревожность.

«Моему сыну нужна психологическая поддержка. Воспоминания о войне в Сирии не дают ему уснуть. У него каждый вечер приступы паники, он трясется от страха», – сказал один сирийский беженец, не пожелавший назвать сотрудникам МККК свое имя.

Еще одна уязвимая категория – домработницы-иностранки, многие из которых остались и без жилья, и без работы и не могут получить необходимой помощи на родном языке. Семьи с низкими доходами также рискуют остаться без психологической и социально-психологической поддержки, стоимость которой во многих частных больницах Ливана неимоверно высока.

«Есть много причин, по которым люди могут не получить помощи, необходимой им прямо сейчас, в том числе отсутствие доступа к ней или финансовых возможностей, языковой барьер и неприязненное отношение общества к тем, кто признает, что у них есть психологические проблемы, – говорит Исабель Ривера Мармолехо. – Мы хотим, чтобы всем было как можно легче сделать первые шаги на пути к получению поддержки. Телефон нашей горячей линии: 70 34 16 75. Наши услуги в Бейруте и Триполи предоставляются бесплатно. Люди не должны справляться с этим в одиночку».

Примечание для редакторов:

1. В Ливане в разном качестве работают восемь сотрудников МККК, занимающихся вопросами клинической психологии, включая поддержку жертв насилия и сообществ беженцев. После взрыва мы открыли горячую линию для людей, желающих получить доступ к услугам МККК в области психического здоровья и физической реабилитации. Мы также предоставляем поддержку в области психического здоровья раненым, находящимся в больнице при Университете им. Рафика Харири в Бейруте и в Лечебно-учебном травматологическом центре в Триполи, на севере Ливана. Телефон горячей линии МККК: 70 34 16 75 (для звонков внутри Ливана).

Для получения более подробной информации следует обратиться к нашим пресс-секретарям:

Rona Halabi, ICRC Beirut, ralhalabi@icrc.org +961 70 153 928

Louise Taylor, ICRC Beirut, ltaylor@icrc.org, +961 71 802 876

Ruth Hetherington, ICRC Geneva, rhetherington@icrc.org +41 79 447 3726

Загрузите наши видеo на www.icrcvideonewsroom.org