МККК адаптируется к изменяющемуся характеру конфликтов

28 август 2018
МККК адаптируется к изменяющемуся характеру конфликтов
Шпиц, Швейцария. Каждый год департамент работы с минной опасностью проводит курс по защите от химического биологического, радиологического и ядерного оружия. (с) ICRC / TOLLEFSEN, ERIK

Характер вооруженных конфликтов меняется: они все чаще ведутся в городах, все больше затягиваются, становятся все более сложными. И МККК тоже приходится адаптироваться. Отдел по вопросам оружейной опасности наращивает свой технический потенциал, чтобы справляться с целым рядом проблем, порождаемых неразорвавшимися боеприпасами.

В молодости, в начале 1990-х годов, Эрик Толлефсен занимался разминированием в Ливане и Боснии. Но пока он обезвреживал мины, другие ставили новые — и так много, что, несмотря на все его усилия, число пострадавших постоянно росло.

После этого Эрик служил офицером-специалистом по обезвреживанию неразорвавшихся боеприпасов в норвежской армии, работал техником по обезвреживанию неразорвавшихся боеприпасов в ООН, различных НПО и других организациях по всему миру.

Мариуполь, Украина. Эрик Толлефсен обсуждает оборудование для разминирования с Государственной службой Украины по чрезвычайным ситуациям. (с) ICRC

Когда глава отдела МККК по вопросам оружейной опасности вспоминает годы, посвященные этой работе, он отмечает, что Оттавская конвенция о запрещении мин, принятая почти 20 лет назад, остановила минирование территорий. Каждый год она спасает десятки тысяч жизней.

Однако, по его словам, характер вооруженных конфликтов меняется. И неразорвавшиеся боеприпасы снова стали серьезной проблемой для гуманитарных работников.

«Раньше конфликты были короткими и интенсивными, за ними следовал постконфликтный этап — этап восстановления разрушенного, разминирования и возвращения к нормальной жизни», — сказал он на полях конференции, посвященной гуманитарной помощи. Эту конференцию организовало в Москве МЧС, и Эрик ищет возможности сотрудничества.

Мы видим, что сегодня конфликты затягиваются, и гуманитарным организациям приходится нелегко.

В затяжных конфликтах гуманитарные работники уделяют больше внимания восстановлению и возвращению перемещенных лиц домой еще до конца конфликта. Если бы они этого не делали, число мигрантов и беженцев скоро выросло бы настолько, что с ними было бы невозможно работать.

Поскольку конфликты не только продолжаются дольше, но и все чаще ведутся в городских условиях, неразорвавшиеся бомбы, оружие и тому подобное, даже в малых количествах, часто могут серьезно помешать людям вернуться в свои дома. Одна-единственная ракета или мина-ловушка могут перекрыть доступ к водоочистительным установкам, больницам и даже дорогам.

Салоглу, Азербайджан. На территории бывшей военной базы находится много неразорвавшихся боеприпасов. (с) ICRC / TOLLEFSEN, ERIK

«Вред, причиняемый боеприпасами, не ограничивается непосредственными последствиями взрыва. Они могут причинить большой ущерб в гуманитарном плане, просто закрыв доступ к жизненно важной инфраструктуре», — говорит Эрик.

Он вспоминает, как однажды неразорвавшаяся ракета заблокировала доступ к единственному источнику пакетов для переливания крови, из которого снабжался целый регион. В другом случае неразорвавшийся снаряд на водонасосной станции на две недели оставил без воды почти два миллиона человек.

«Даже если бы мы задействовали все до единой автоцистерны, какие только можно было там найти, этого бы не хватило, чтобы решить проблему. Восстановить водоснабжение можно было, только обезвредив взрывоопасные предметы».

Адаптируясь к проблеме

Таким образом, хотя МККК традиционно сосредоточивал свои усилия на информировании о минной опасности, охватывая сотни тысяч человек ежегодно, теперь ему приходится адаптироваться.

МККК — не какая-то типичная организация, занимающаяся разминированием. Таких организаций много. В то время как другие организации обезвреживают мины в больших масштабах, МККК наращивает свой потенциал для устранения ряда опасностей, чтобы облегчить гуманитарную миссию.

«Нам нужен потенциал для устранения единичных, но стратегически важных опасных предметов, таких как, скажем, неразорвавшаяся ракета в здании больницы, или для того, чтобы удостоверится в безопасности дороги, по которой поедут машины скорой помощи в осажденные города, — говорит он. — У нас нет необходимости делать все, но мы должны позаботиться о том, чтобы удовлетворить все наши потребности».

 

КНДР. МККК организовал семинар по оценке риска, нацеленный на работу с территориями, заминированными во время Корейской войны 1950-1953 гг., для полицейских саперов. (С) ICRC / TOLLEFSEN, ERIK

У МККК сейчас есть необходимый потенциал для принятия широкого спектра мер по ликвидации опасности, связанной с неразорвавшимися боеприпасами, ситуациями радиоактивного, химического и биологического заражения, включая оказание медицинской помощи.

«Разминирование для нашей организации — непрофильный вид деятельности, однако мы помогаем восстановить заблокированный доступ к необходимой инфраструктуре».

При подборе кадров в последнее время особое внимание уделяется поиску высококвалифицированных технических специалистов, в том числе с разнообразным военным опытом, из всех регионов мира.

Наших сотрудников тщательно отбирают во всем мире. Недостаточно обладать только военными знаниями и умениями, нам также требуется практика и опыт.

У МККК есть много других сильных сторон. Во-первых, как организация нейтральная, независимая и беспристрастная, МККК часто оказывается единственной организацией, пользующейся доверием обеих сторон в конфликте, что критически важно, когда боевые действия еще продолжаются. Во-вторых, он поддерживает контакты со 191 национальным обществом Красного Креста и Красного Полумесяца во всем мире.

«Национальные общества Красного Креста и Красного Полумесяца, как правило, присутствуют везде, где происходят вооруженные конфликты. В них работают как мужчины, так и женщины, их сотрудники говорят на языках своих стран, их принимают все категории населения, у них есть необходимый доступ».

Медельин, Колумбия, Коммуна 13, школа имени Эдуардо Сантоса. Тренинг по безопасному поведению в рамках проекта "Вооруженное насилие в городе". (С) ICRC / TOLLEFSEN, ERIK

«Все, что нам нужно сделать, — это дать им технические знания о неразорвавшихся боеприпасах и о предотвращении несчастных случаев. Тогда они смогут распространять эти знания более широко».

Но изменить поведение людей может быть очень и очень непросто. Дети по своей природе любопытны. Поэтому неразорвавшиеся боеприпасы, у которых может быть обтекаемая форма и яркий цвет, вызывают у них интерес.

Страдают, конечно, и взрослые. Многие национальные общества понесли тяжелые потери. Именно неразорвавшиеся боеприпасы стали причиной смерти некоторых из более чем 60 сирийских добровольцев, погибших в ходе конфликта.

«Поэтому мы так много внимания уделяем вопросам безопасности персонала. Чтобы делать свою работу, мы должны понимать обстановку, в которой нам приходится работать».

МККК работает с целым рядом национальных партнеров, наращивая потенциал и глубже знакомясь с обстановкой на местах.

Мы начинаем обучение с кредо МККК: сохранять людям жизнь.