Не могу забыть произошедшее в Алеппо и Мадайе: сирийцам по-прежнему нужна помощь

Марианна Гассер, бывшая глава делегации МККК в Сирии

16 апрель 2019
Не могу забыть произошедшее в Алеппо и Мадайе: сирийцам по-прежнему нужна помощь
Марианна Гассер.

Дети на улицах так ослабли от голода, что почти не замечали нас.

Образ истощенных детей стоит у меня перед глазами. Но от нашей поездки в холодном январе 2016 года в сирийский город Мадайя — где мы оказывали гуманитарную помощь — остались и еще более мрачные воспоминания.

Темный подвал заполнили дети с впалыми щеками и едва передвигающиеся старики. Всем им холодно, они больны и хотят есть. Обессиленные тела лежат на разложенных на полу синих одеялах в импровизированном подземном медпункте — люди прячутся от бомбежек.

Все семьи до единой потеряли кого-нибудь. Ни одна семья не осталась в стороне...

Конфликт терзает Сирию восьмой год. Все семьи до единой потеряли кого-нибудь. Ни одна семья не осталась в стороне: у каждого кто-то из родных потерял дом, был ранен, погиб или пропал без вести. Столько повреждено или разрушено домов, больниц, школ, электростанций и водонапорных башен.

Сирии нужна помощь прямо сейчас. Кому знать, как не мне. За последние 8 лет (большую их часть я занимала пост главы делегации МККК в этой стране) я видела, как Сирия пересекла такую, казалось бы, тонкую грань между надежным миром и смертельным хаосом.

Без политического прорыва и плана по восстановлению — как разрушенных зданий, так и разрушенных жизней — Сирия может вернуться или даже скорее всего вернется к масштабным военным действиям. Прежде чем раны начнут затягиваться, необходимо выяснить судьбу сотен тысяч пропавших без вести, воссоединить разлученные семьи, помочь тем, кто страдает от психологических травм.

...сирийцы должны понять, как им жить всем вместе.

Если говорить коротко, сирийцы должны понять, как им жить всем вместе. Мы, гуманитарные работники, можем помочь в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Я надеюсь, что международное сообщество возьмет на себя необходимые обязательства, чтобы добиться мира надолго.

Трагедия Мадайи врезалась мне в память. Во время поездки я познакомилась с матерью шестерых детей, которая сказала мне тихо: «Я только что потеряла старшего сына. Ему было 17. Пожалуйста, помогите мне не потерять оставшихся»

Другая женщина наклонилась ко мне, улыбаясь: «Знаете, как вы, чужие, помогли нам? Вы вспомнили о нас, вы говорили с нами и тем самым вернули нам уважение к самим себе. Спасибо вам».

Город Муадамия сильно пострадал во время конфликта. Тысячам жителей пришлось бежать, а разрушенные здания напоминают о том, чего стоили городу бои на его улицах.
CC BY-NC-ND / ICRC / Ali Yousef

Когда я стала главой делегации МККК в 2009 году, Дамаск был современным, оживленным и красивым городом. Никто не знал, что Сирия вот-вот полетит в пропасть. В середине марта 2011 года в городе Деръа — в часе езды от Дамаска — начались беспорядки. Спустя год боевые действия охватили всю страну.

Разрушения, число погибших и раненых, число оставшихся без крова потрясают до глубины души. Линии фронта пролегли там, где были пашни. Маслины стали основным продуктом питания. Миллионы людей были вынуждены покинуть свои дома — половина населения Сирии. Миллионы.

Математику, историю и естествознание заменили уроки войны: беги, прячься, плачь, выживай.

Для детей школа осталась в далеком прошлом. Математику, историю и естествознание заменили уроки войны: беги, прячься, плачь, выживай. Столько детишек младше 8 лет ничего, кроме этого, не знают.

В результате многолетних военных действий вышли из строя многие важнейшие объекты инфраструктуры: школы, больницы, системы электро- и водоснабжения, оросительные каналы. Более 11,5 миллионов человек живут в тяжелейших условиях и нуждаются в помощи.

Абу Имран, отец 8 детей, пережил за годы войны череду тяжелых утрат. Сам он потерял ногу, а его брат и жена брата пропали без вести. После скитаний Абу Имран вернулся в Муадамию вместе с 8 детьми и 3 осиротевшими племянниками. Семья из 13 человек ютится в комнатушке трехкомнатной квартиры, а кухню и ванную приходится делить с двумя другими семьями.
CC BY-NC-ND / ICRC / Ali Yousef

Даже там, где многоэтажные здания, частные дома или магазины устояли, земля вокруг часто усеяна неразорвавшимися боеприпасами: людям, в том числе детям, грозит большая опасность. Неразорвавшиеся мины и снаряды — включая те, которые остались на пахотных землях, — необходимо теперь обезвредить.

Бои вырвали у города сердце, лишили его души.

Алеппо. Говорит ли вам это название о неописуемых разрушениях и страданиях? Мне — говорит.

В конце 2016 года шли непрекращающиеся обстрелы Алеппо, в ходе которых минометы стреляли по жилым районам. Бои вырвали у города сердце, лишили его души.

В лютые холода сотрудники МККК и Сирийского Арабского Красного Полумесяца (среди которых была и я) пересекли линию фронта и оказались среди груды обломков. Мы вышли из машины, размахивая флагом с красным крестом, чтобы люди поняли, кто мы.

Восточный Алеппо. CC BY-NC-ND/ ICRC/ A. Yousef

Именно тогда я увидела то, что меня неимоверно потрясло: тысячи людей, в основном женщины и дети, ждали эвакуации. Многие были в лохмотьях и несли потрепанные сумки. На их лицах читались изнеможение, страх, тревога, надежда. Все чувствовали, что надвигается нечто страшное.

Было очень много детей; почти все — без теплой одежды. Они молчали, не издавали ни звука, не улыбались. Их лица ничего не выражали.
Так выглядят люди, когда их жизнь поглощена насилием. Вот почему нужно помочь сирийцам восстановить дома и излечить душевные раны.

Смерть и разрушения в Мадайе и Алеппо — это то, к чему Сирия не должна возвращаться.

Марианна Гассер, глава делегации МККК в Сирии с 2009 по 2013 гг. и с 2015 по 2019 гг.