Вооружения: заявление МККК в ООН, 2015 г

15 октябрь 2015

Общее обсуждение всех пунктов повестки дня, касающихся разоружения и международной безопасности. ООН, Генеральная Ассамблея, 70-я сессия, Первый комитет, заявление МККК, Нью-Йорк, 15 октября 2015 г.

Семидесятая годовщина Организации Объединенных Наций в этом году представляет собой возможность проанализировать успехи, достигнутые в деле «разоружения и регулирования вооружений», к которым призывает Устав ООН. В рамках этого процесса МККК представляет свою точку зрения, как гуманитарная организация, уполномоченная предоставлять защиту и помощь жертвам вооруженных конфликтов и предотвращать страдания, укрепляя международное гуманитарное право (МГП), известное также как право вооруженного конфликта или право войны, способствуя его соблюдению и распространяя знания о нем.
Определяющей особенностью вооруженных конфликтов за последние 70 лет – даже за все прошедшее столетие – было применение систем вооружений, обладающих способностью доставлять большое количество боеприпасов на большие расстояния и уничтожать площадные цели. Мощные бомбы и управляемые ракеты, системы ведения огня непрямой наводкой, в том числе, минометы, неуправляемые ракеты и артиллерия, а также многоствольные реактивные установки хорошо послужили армиям на открытых полях сражений. Но когда их применяют для поражения военных объектов, расположенных в населенных пунктах, их действие нередко оказывается неизбирательным, что часто приводит к катастрофическим последствиям для гражданских лиц и свидетелями чего мы по-прежнему становимся в ходе современных вооруженных конфликтов. Применение самодельных взрывных устройств в населенных пунктах негосударственными вооруженными группами также приводит к огромным страданиям. Помимо того, что оно вызывает немедленную смерть, ранения и разрушения, применение оружия взрывного действия в населенных пунктах имеет значительный «резонансный» эффект для гражданских лиц, который усугубляется в условиях затяжных военных действий. Побочный ущерб, причиняемый критически важным объектам гражданской инфраструктуры, таким как водопровод и электросети, а также сетям снабжения, приводит к серьезным проблемам в области предоставления услуг, необходимых для выживания гражданского населения, включая услуги здравоохранения. Это, в свою очередь, ставит под угрозу жизнь и здоровье гражданских лиц, что ведет к их перемещению.

Поэтому, представляется очевидным, что следует избегать применения оружия взрывного действия с большой зоной поражения в плотно населенных районах в связи со значительной вероятностью неизбирательного поражения. Этот вопрос касается всех государств, а не только тех, которые сейчас вовлечены в вооруженные конфликты, поскольку те виды оружия, которые вызывают озабоченность, есть в арсеналах большинства вооруженных сил. В связи с причинением гражданскому населению огромного ущерба, свидетелями чего мы сегодня становимся, необходимо, чтобы государства объяснили, каким образом они обеспечивают соблюдение МГП их вооруженными силами при выборе оружия, когда они ведут военные действия в населенных пунктах. МККК призывает государства рассказать о своих принципах и практике, в том числе о любых ограничениях, относящихся к применению в населенных пунктах некоторых типов оружия взрывного действия, в связи с изначально присущей им недостаточной точности или площадному действию. Это могло бы послужить основой для дебатов по этой важной гуманитарной проблеме и помочь сторонам в вооруженных конфликтах, которые добросовестно стараются соблюдать нормы права, а в конечном счете – обеспечить более надежную защиту гражданских лиц в населенных пунктах.

Самая первая резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей ООН почти 70 лет назад, говорит о стремлении к исключению «из национальных вооружений атомного оружия и всех других основных видов вооружения, пригодных для массового уничтожения». Но и спустя 70 лет, в отличие от, ядерное оружие остается единственным типом оружия массового поражения, не подпадающим под глобальный запрет, что резко отличает его от химического и биологического оружия, которые были повсеместно объявлены вне закона. Такое положение особенно неприемлемо, потому что сегодня, как никогда, хорошо понимаются катастрофические последствия любого применения ядерного оружия, что было недвусмысленно признано государствами-участниками Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в 2010 г. В ходе трех международных конференций по гуманитарным последствиям применения ядерного оружия, состоявшиеся в Осло, Наярите и Вене в 2013 г. и 2014 г., были представлены свидетельства о тех немыслимых страданиях, которые повлекло бы за собой применение ядерного оружия, учитывая его непосредственные и долгосрочные последствия для людей, обществ, систем здравоохранения и окружающей среды. А совсем недавно МККК и Японское общество Красного Креста опубликовали шокирующие данные о том, что через 70 лет после атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки в больницах Красного Креста до сих пор многие тысячи людей, переживших эти бомбардировки, лечатся болезней, вызванных долговременными последствиями радиоактивного облучения.

Это убедительное доказательство тягчайших гуманитарных последствий применения ядерного оружия заставило Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца сделать вывод о том, что трудно себе представить такое применение ядерного оружия, при котором было бы возможным соблюдение МГП. Исходя из этого, Движение Красного Креста и Красного Полумесяца призвало государства заключить юридически обязывающее международное соглашение о запрещении применения ядерного оружия и его полной ликвидации на основе существующих решений и международных обязательств.
В периоды международной нестабильности у некоторых государств может возникнуть искушение рассматривать ядерное оружие как средство обеспечения безопасности. Но оружие, применение которого чревато катастрофическими и необратимыми гуманитарными последствиями, нельзя всерьез рассматривать как средство защиты гражданских лиц или человечества в целом. Подавляющее большинство государств сегодня признает, что гуманитарные последствия применения ядерного оружия больше нельзя игнорировать и что именно они должны играть определяющую роль во всех усилиях, направленных на достижение ядерного разоружения. В этом году президент МККК Петер Маурер обратился ко всем государствам с призывом установить временные рамки принятия юридически обязывающего соглашения о запрещении применения ядерного оружия и его ликвидации и рассмотреть возможную форму такого соглашения. Он также призвал государства, обладающие ядерным оружием, уменьшить роль ядерного оружия в своих военных доктринах и сократить количество средств ядерного вооружения, находящихся в состоянии повышенной боевой готовности, в соответствии с существующими обязательствами, чтобы уменьшить риск преднамеренного или случайного применения ядерного оружия. Сегодня мы снова повторяем здесь эти призывы.

С опасностью применения ядерного оружия связаны опасения, вызванные размещением оружия в космическом пространстве. Хотя Договор о космосе и запрещает размещение оружия массового поражения на орбите, он не содержит прямо выраженного аналогичного запрета в отношении других видов оружия, хотя практически все государства являются сторонниками предотвращения гонки вооружений в космическом пространстве. Однако можно сказать со всей определенностью, что любое враждебное использование космического пространства во время вооруженного конфликта – т.е., любое применение средств и методов войны в космическом пространстве, из него, в отношении него или через него – должно соответствовать МГП, в особенности, его нормам различения целей, соразмерности и принятия мер предосторожности при нападении. Важно подчеркнуть, что, утверждая применимость МГП к ведению войны в космическом пространстве, МККК никоим образом не оправдывает размещение оружия в космическом пространстве, которого Генеральная Ассамблея в целом ряде своих резолюций старается не допустить. Он указывает на то, что военные действия космическом пространстве не будут вестись в правовом вакууме.
Однако соблюдение МГП в космическом пространстве представляется весьма проблематичным, потому что большинство размещенных в космосе спутников и других систем, применяемых в военных целях, может также выполнять гражданские функции. Нападения на такие высокоинтегрированные системы «двойного назначения» с использованием кинетических или некинетических средств может повлечь за собой серьезные последствия для многих – вплоть до миллионов – гражданских лиц на земле, например, нарушая работу здравоохранения и других жизненно важных служб, зависящих от находящихся в космосе коммуникационных систем. Кроме того, кинетические нападения на космические объекты с особенно большой вероятностью могут привести к появлению множества обломков, которые останутся на орбите в течение десятилетий, и будут мешать мирному использованию космического пространства. Государства должны тщательно изучить широкомасштабные последствия войны в космосе для гражданского населения, когда они рассматривают пределы военного использования космического пространства.

Подобным же образом, заявляя, что кибервойна должна вестись с соблюдением МГП, МККК никоим образом не одобряет враждебного использования космического пространства в вооруженном конфликте, а всего лишь подчеркивает, что если кибернетические средства будут использоваться в военных целях, то это должно делаться с соблюдением МГП. В связи с этим МККК приветствует тот факт, что в своем докладе за 2015 г. Группа правительственных экспертов по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности ООН отметила «общепринятые международно-правовые принципы, включая, там, где это уместно, принципы гуманности, необходимости, соразмерности и различения целей». Но, как и в случае космических систем, то обстоятельство, что технологии, зависящие от кибернетических сетей, чрезвычайно широко используются в большинстве аспектов гражданской жизни, вызывает озабоченность в связи с потенциальными гуманитарными последствиями нападений на такие сети.

Еще один вопрос, вызывающий озабоченность в гуманитарном плане – это разработка систем вооружений, способных самостоятельно выбирать цели и наносить по ним удары без участия человека. Это касается широкого спектра систем вооружений, которые обозначают собирательным термином «автономные системы вооружений», а иногда «автономными системами смертоносных вооружений». Дискуссии по правовым, военным и этическим аспектам применения таких вооружений среди правительственных и независимых экспертов в рамках Конвенции о конкретных видах обычного оружия (КНО) показали, что широко принимается мнение о том, что необходимо сохранить контроль человека над критически важными функциями систем вооружений. Учитывая то, как быстро развивается военная робототехника, государствам сейчас срочно необходимо задуматься о том, что такое осмысленный, надлежащий или эффективный контроль человека над применением силы. МККК рекомендует государствам обратить сейчас внимание на установление пределов автономии критически важных функций систем вооружений, обеспечить возможность их использования в соответствии с МГП и в рамках приемлемых с точки зрения требований общественного сознания.

Все государства обязаны обеспечивать соблюдение МГП не только в разработке и применении новых видов оружия, но и принимая решения о передаче оружия. Государства в прямой форме признали это в Договоре о торговле оружием (ДТО), который устанавливает глобальную норму ответственной передачи оружия. Требуя от государства принимать во внимание соблюдение МГП и права прав человека при принятии решений о передаче оружия и принимать меры для предотвращения направления оружия не по назначению, ДТО стремится не допустить того, чтобы оружие оказалось в руках тех, кто использует его для совершения военных преступлений, серьезных нарушений прав человека и других серьезных преступлений. Это, в конечном итоге, усилит защиту гражданских лиц во время вооруженного конфликта, и именно поэтому МККК призывает все государства, которые еще не сделали этого, присоединиться к Договору и строго соблюдать его положения. Пока оружие продолжает поступать в результате открытых или тайных передач или перенаправления в зоны самых бесчеловечных вооруженных конфликтов – таких, что происходят сегодня в некоторых частях Ближнего Востока и Африки, – существует острая необходимость положить конец расхождению между законом и практикой. И тем сам самым выполнить обещание о «регулировании вооружений», сделанное в Уставе ООН 70 лет назад.

Подпишитесь на новости МККК