Защита школ от использования в военных целях: от Древнего Рима до наших дней

13 апрель 2017
Защита школ от использования в военных целях: от Древнего Рима до наших дней
Учитель с тремя учениками, около 180–185 гг. н.э. (Shakko/Wikipedia)

Декларация о безопасности школ, открытая для одобрения 29 мая 2015 г., намечает в общих чертах конкретные меры, которые страны и их вооруженные силы могут принять, чтобы сделать получение образования более безопасным для детей повсюду в мире. Для Бида Шеппарда, сотрудника организации Human Rights Watch, эта недавняя инициатива отражает многовековые принципы, установленные такими правителями, как римский император Константин I и шведский король Густав Адольф, правивший в XVII веке, которые также стремились защитить образование от военного вмешательства.

Правительство Аргентины недавно сообщило (.pdf), что в марте 2017 г. оно выступит в качестве принимающей стороны международной конференции «Безопасные школы». На конференции будет обсуждаться имплементация Декларации о безопасности школ, которая была открыта для одобрения в мае прошлого года в Осло (Норвегия). Декларация содержит обязательство обеспечивать более надежную защиту школ от использования в военных целях, например в качестве казарм или баз. После опубликования декларации Совет Безопасности ООН призвал все страны принять конкретные меры для защиты школ от такого вмешательства. Такой внезапный интерес к этой инициативе может создать впечатление, что в ней есть что-то новое. Однако, обратившись к истории вопроса, мы увидим, что в стремлении защитить образование от военного вмешательство нового очень мало.

Краткая история защиты образования

В этот день, 27 сентября 333 г., римский император Константин I напомнил своим подданным одну немаловажную истину: образование имеет большое значение, и поэтому необходимо защищать учебные заведения от помех, которые возникают, когда в них ставят на постой или расквартировывают войска.

Об этой истине гуманитарные работники до сих пор вынуждены напоминать вооруженным силам, хотя для Константина — каких-то 1683 года назад — она была азбучной. Отмечая, что он действует только «в подтверждение милостей, дарованных предыдущими блаженной памяти императорами», Константин провозгласил, что все учителя словесности освобождаются от обязательства «принимать расквартированных лиц». Эта льгота была предоставлена им, «дабы они могли с бòльшим удобством наставлять многих в свободных искусствах».

...все учителя словесности освобождаются от обязательства «принимать расквартированных лиц»

В следующем столетии несколько императоров как Западной, так и Восточной Римской империи, издавали аналогичные нормативные акты, освобождавшие учителей от постоя. В 427 г. византийский император Феодосий Младший и император Западной Римской империи Валентиниан III объяснили, что такое освобождение учителей от постоя было оправдано, поскольку их преподавание «должно быть освобождено на весь срок их жизни от помех, возникающих при предоставлении помещений для постоя».

Есть сведения о том, что императоры Феодосий и Валентиниан также запретили кузнецам работать поблизости от школ и жилищ учителей, чтобы не мешать занятиям. Даже если такие ремесленники изготавливали оружие для государства — и, следовательно, так же, как и учителя, трудились на благо общества, — образование ставилось выше военной необходимости. Местный магистрат должен был назначить другое удобное место для кузнечных работ так, чтобы они не создавали неудобств для учителя.

...их преподавание «должно быть освобождено на весь срок их жизни от помех, возникающих при предоставлении помещений для постоя».

Более чем тысячелетие спустя король Густав Адольф, который привел Швецию к военному превосходству во время Тридцатилетней войны, также принимал меры для защиты образования. Так, например, он позаботился о том, чтобы в каждом из его полков были школы для детей, сопровождавших своих отцов-воинов в походах по всей Европе.

В 1631 г., когда король Густав Адольф захватил город Эрфурт (на территории современной Германии), он освободил школьных учителей и преподавателей университета от «неприятной обязанности» постоя и взял их под свое личное покровительство.

В том же году, возможно, выполняя обещание, данное курфюрсту бранденбургскому, который предоставил ему свободный проход к Потсдаму, король добавил новое положение в свой военный артикул, который определял поведение шведских войск: «Всякий солдат... осужденный за всякое бесчинство в... школах, подлежит смертной казни».

«Всякий солдат... осужденный за всякое бесчинство в... школах, подлежит смертной казни».

Годом позже он счел нужным добавить еще одну норму: «Никому из солдат не дозволяется ни причинять вред никаким... училищам [или] школам... ни досаждать им, вставая на постой или расквартировываясь в них».

(Несмотря на эти запреты, солдаты протестантского вероисповедования из армии Густава Адольфа, по-видимому, охотно занимали католические школы, когда в трактирах и общественных зданиях не хватало места).

Идея защиты школ во время войны распространялась по Европе. Датский король Христиан V в 1683 г. издал указ (.pdf), согласно которому «дети... и школы находятся под защитой, виновные в нарушении сего положения подлежат суровому телесному наказанию».

Хотя сегодня такие суровые наказания за правонарушения, совершенные во время войны, к счастью, запрещены, защита гражданских объектов — включая школы и университеты — а также детей и их права на образование, предусматривается современными законами войны. Однако практика использования школьных зданий в военных целях как таковая редко рассматривается в современных военных уставах и руководящих документах вооруженных сил. Но некоторые примеры (.pdf) все-таки есть, и эта практика, по всей видимости, становится все более распространенной.

Декларация о безопасности школ

Указ императора Константина последовал за беспрецедентно широким распространением в третьем столетии начального образования в городах и сельских поселениях по всей Римской империи. Сегодня школы есть почти в любом обитаемом уголке мира, но им все еще угрожает вмешательство военных. В 2005–2015 гг. школы и университеты использовались в военных целях — как базы, для расквартирования личного состава или как склады боеприпасов — по меньшей мере в 26 странах, где происходили вооруженные конфликты.

В 2005–2015 гг. школы и университеты использовались в военных целях... по меньшей мере в 26 странах, где происходили вооруженные конфликты.

Это и явилось одной из причин, побудивших группу стран-единомышленниц провести 29 мая 2015 г. в норвежской столице Осло встречу, чтобы взять на себя обязательство предпринимать больше усилий для защиты учащихся, преподавателей, школ и университетов в современных войнах. В принятой по итогам встречи «Декларации о безопасности школ» в общих чертах обрисовываются конкретные меры, которые страны — и их вооруженные силы — могут принять, чтобы дети могли ходить в школу в более безопасных условиях. Одна из них — использование Руководства (.pdf) для вооруженных сил с тем, чтобы свести к минимуму использование школьных или университетских зданий как военных баз или казарм. Поскольку использование школы в военных целях может превратить ее в объект нападения, сведение такого использования к минимуму сократит количество школ, поврежденных или разрушенных во время войны, и позволит большему числу детей учиться в безопасных условиях.

Это Руководство было разработано при участии экспертов из вооруженных сил или министерств обороны многих стран, включая Великобританию, Канаду, Катар, Колумбию, Нидерланды, Новую Зеландию, Норвегию, Филиппины и Финляндию. Но они также отражают принципы, установленные воинами — такими как император Константин I и шведский король Густав Адольф.

За 16 месяцев, прошедших с того времени, как была принята окончательная редакция Декларации о безопасности школ, ее одобрили 56 стран, поддержав ее призыв предоставить школам и университетам более надежную защиту от использования в военных целях. В число этих 56 входит не только ряд стран, где сейчас происходят вооруженные конфликты, но также Италия и Швеция, где правят преемники Константина и Густава Адольфа.

Что касается стран, еще не одобривших Декларацию, их следовало бы спросить, когда они обяжут свои современные вооруженные силы соблюдать нормы защиты, представлявшиеся школам еще римскими императорами.

Бид Шеппард (@BedeOnKidRights) — заместитель директора по вопросам прав детей в Human Rights Watch. Исторические изыскания для этой статьи были проведены им в качестве приглашенного научного работника в Новозеландском центре права прав человека, политики и практики при юридическом факультете Оклендского университета.

Статья впервые была напечатана в Humanitarian Law and Policy blog под названием Protecting schools from military use: From Ancient Rome to today.