Нагорно-карабахский конфликт: наземные мины — страшное наследие войны

Нагорно-карабахский конфликт: наземные мины — страшное наследие войны

Четверть века прошло с тех пор, как нагорно-карабахский конфликт впервые ворвался в жизнь обитателей региона. Пролетели года, но призраки прошлого всё еще преследуют людей. Мучительное напоминание о том времени — наземные мины, не обнаруженные и по-прежнему ждущие своего часа в полях и на пастбищах.
Статья 31 май 2019 Армения Азербайджан

Наземные мины не выбирают своих жертв. Им всё равно, кто на них подорвется — солдат или мирный житель. Представительство МККК в Нагорном Карабахе зарегистрировало 747 пострадавших от наземных мин, 59% из них — гражданские лица. Учитывая, что население Нагорного Карабаха — 140 000 человек, эта цифра поражает, особенно если вспомнить, что большинство из тех, кого искалечили мины, имеют разного рода постоянную физическую инвалидность. Этим людям в течение всей жизни нужна физическая реабилитация, а получить ее очень нелегко — такова печальная реальность.

Несмотря на все трудности, многие могут собрать волю в кулак и начать бороться с судьбой. Роберт Саркисян — один из таких мужественных людей.

Когда Роберт наступил на мину, пытаясь спасти жизнь другу, ему было 36 лет. Тогда он был офицером. Друг не выжил, а Роберт лишился левой ноги.

Преодолевая отчаяние, Роберт занялся своим здоровьем и обрел надежду благодаря поддержке, которую он получил в центре физической реабилитации. Эта поддержка вместе с недюжинной силой воли позволила Роберту через полгода начать жить самостоятельно. Поначалу шаги его были неуверенными, но вскоре он научился ходить без посторонней помощи. Однако далось ему это нелегко.

CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan
CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan

По совету врача Роберт занимается в спортивном зале, ездит на велосипеде и плавает в бассейне. Больше всего ему нравится бассейн. Он напоминает ему о службе на флоте.

Никогда нельзя сдаваться. Самое важное — оставаться живым. Все остальное просто.

 

Некоторые раны никогда не заживают полностью. Армен Аветисян — молодой и крепкий мужчина, но после того как он подорвался на мине, у него отнялись ноги. Во время нагорно-карабахского конфликта 1990-х гг. он был командиром саперного взвода.

Он отличался осторожностью и вниманием к мелочам, поэтому быстро заработал себе репутацию человека, который никогда не ошибается. По его словам, Армен мог обнаружить и нейтрализовать в среднем 60 мин за ночь.

Сапер ошибается один раз. Я мог бы погибнуть уже давно. Даже сейчас не понимаю, как я этим занимался. Сапер как будто ловит змею — никогда не знаешь, укусит она или нет.

CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan
CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan

Ирония судьбы: в 1995 г. машина Армена подорвалась на мине. Ему серьезно повредило спинной мозг. После того как его дом был разрушен оползнем, а все деньги, какие были, ушли на лечение, он взял у МККК ссуду, чтобы открыть небольшое дело и получать доход.

Он купил измельчитель кормов для крупного рогатого скота, слегка переделал его, чтобы можно было работать сидя в инвалидной коляске, и стал предлагать свои услуги односельчанам. Благодаря работе и семье — особенно двухгодовалой дочке — он чувствует, что способен справляться с ежедневными трудностями.

CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan
CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan

Из общего числа пострадавших от наземных мин, зарегистрированных представительством МККК в Нагорном Карабахе, 523 остаются основными кормильцами в семье, 316 после подрыва на мине получают пенсию. Пример Гнела Гуляна показывает, что, даже потеряв обе ноги, человек может стремиться к активной жизни. Чтобы найти источник средств к существованию и прокормить четверых детей, он вынужден был всё начать с нуля.

Гнел выращивал овощи, возделывал большой сад, ездил по разным городам, занимаясь торговлей — вот лишь некоторые из дел, которыми он занимался с неослабевающим упорством. Когда ему было 22 года и он только вступал во взрослую жизнь, конфликт 1990-х годов помешал ему реализовать себя. Oн решил не допустить такой судьбы для своих четверых детей. Вместе с женой они посвятили себя тому, чтобы их дети получили качественное образование.

CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan
CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan

Сейчас Гнелу пора позаботиться о себе и купить более современный протез. Если он это сделает, он сможет выходить на улицу, встречаться с людьми и снова обретет уверенность в себе.

Я часто в инвалидной коляске подъезжаю к шоссе и часами наблюдаю за проезжающими машинами. Меня постоянно мучит мысль о том, что я ни на что не годен: не могу беседовать с односельчанами, работать в саду, помогать жене. Это нелегко!

 

От мин страдают все: мужчины и женщины, молодые и пожилые, гражданские лица и военнослужащие.

Пять лет назад муж Гаянэ Абалян погиб, подорвавшись на противотанковой мине, когда пас коров. Он знал, что в этих местах после военных действий остались неразорвавшиеся мины, но привык рисковать жизнью, чтобы прокормить семью.

Именно таким образом и подрываются в большинстве случаев гражданские лица. Кроме того, они часто становятся жертвами собственной неосторожности во время сельскохозяйственных работ и различных поездок. Как это ни прискорбно, после конфликта от мин пострадало больше людей, чем во время военных действий.

CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan
CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan

После гибели мужа Гаянэ пришлось начинать жизнь снова. Она стала единственным кормильцем в семье, переехала в город и начала работать на двух работах. Заработкa ее едва хватало на образование дочери.

Чтобы помочь Гаянэ, МККК купил ее дочери Анне швейную машинку. Машинка ей необходима, ведь девушка учится на модельера. Есть надежда, что эта покупка поможет семье обеспечить себе лучшее будущее.

Муж Гаянэ — не единственный человек в семье, ставший жертвой мины. Конфликт уже близился к концу, когда ее брат, Ишхан Мовсисян — ему тогда было 20 лет — уронил на землю какой-то непонятный предмет. Раздался взрыв, и Ишхан получил осколочное ранение руки и груди, ему повредило глаз.

Если бы не взрыв, то, как полагает Ишхан, его жизнь пошла бы совсем по-другому. А так ему пришлось учиться жить заново.

CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan
CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan

Он занимался строительством теплицы, работал в школе, а затем в газовой компании. В деревне он слывет мастером на все руки. Его так и называют — «мастер Ишхан».

В небольшой деревушке заработать на жизнь непросто, oсобенно после таких ранений. Но Мовсисян с годами стал очень находчивым и изобретательным. Сейчас он освоил профессию сварщика и делает кустарные дровяные печи.

CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan
CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan

Эти люди добились немалых успехов в преодолении физических, психологических и социально-экономических трудностей. Однако проблема неразорвавшихся боеприпасов не исчезла. Они каждый день угрожают людям, мешают сельскохозяйственным работам, передвижению и социально-экономическому развитию даже спустя десятилетия после вооруженного конфликта.

CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan
CC BY-NC-ND / ICRC / Gohar Ter-Hakobyan