«Я вижу, что их любят»: фотожурналист снова встретилась с двумя сиротами из Руанды

12 январь 2017
«Я вижу, что их любят»: фотожурналист снова встретилась с двумя сиротами из Руанды
12-летняя Филомена и ее бабушка Мари Мукамбабази. CC BY-NC-ND / ICRC / Nadia Shira Cohen

Прошло два года с тех пор, как фотограф Надя Шира Коуэн познакомилась с двумя девочками-сиротами. Благодаря МККК они воссоединились со своей бабушкой в Руанде. В августе прошлого года Надя навестила их снова, чтобы узнать, как изменилась их жизнь.

Две сестры, оставшиеся без матери, до сих пор носят розовое и красное платья, которые я купила им два года назад. Сегодня эти платья уже сильно запачканы и местами порваны. Глиняная хижина девочек, освещаемая тощей свечкой, едва не рассыпается. Но главное в истории девочек не это. Важно другое: я вижу, что их любят.

Филомена и ее сестра Жанна-Франсуаза живут с бабушкой в Ва-Джали, недалеко от столицы Руанды Кигали. CC BY-NC-ND / ICRC / Nadia Shira Cohen

Два года назад я очень смеялась, когда Жанна-Франсуаза и Филомена впервые в жизни увидели действующий душ. В тот вечер они включали и выключали свет в гостиничном номере, наверное, раз сто, пораженные работой выключателя. Я была рядом, когда сотрудники МККК передали сестер, которым тогда было 8 и 10 лет, их бабушке по материнской линии в Руанде. Я надеялась, что с этого момента их жизнь станет лучше.

Дома, после захода солнца. Мари и ее внучки пользуются лампой только тогда, когда у них есть деньги на керосин. CC BY-NC-ND / ICRC / Nadia Shira Cohen

Девочки выросли в Браззавиле в Конго. Их родители бежали из Руанды во время геноцида 1994 г. Это и так довольно печальное начало жизни, но дальше было только хуже. Их мать умерла при родах, а потом умер и отец – от СПИДа. Они попали в приемную семью, но там с ними обращались плохо, если не сказать - жестоко.

К девочкам относились как к домашней прислуге, часто били и так же часто поднимали в 5 утра и гнали в поле, где они должны были спасать урожай лука от летучих мышей. Сестрам приходилось стирать одежду и мыть посуду, убирать и готовить еду. Чтобы удержать их в этом рабстве, приемные родители лгали им о том, какая жизнь их ждет в Руанде.

Филомена и Жанна-Франсуаза помогают бабушке собирать хворост. CC BY-NC-ND / ICRC / Nadia Shira Cohen

Глядя на встречу Жанны-Франсуазы и Филомены со своей бабушкой Мари Мукамбабази, я одновременно чувствовала любопытство и надежду. Два года спустя я решила вернуться и узнать, как они поживают. Хотя их жизнь очень проста, пища скудна, а денег никогда не хватает, я рада сказать: у девочек все хорошо.

Девочки играют во дворе с родственниками и соседями. CC BY-NC-ND / ICRC / Nadia Shira Cohen

По подаренным мною два года назад платьям, всем в дырах и заплатках, я поняла, в какой нищете они живут. Все 4 дня, что я провела с девочками, они носили их, не снимая. В самодельных лампах не было керосина. Поначалу меня очень огорчало, что они живут так бедно. Но потом я начала замечать, какие отношения сложились у девочек с бабушкой и чем наполнена их жизнь.

Филомена показывает бабушке школьный учебник. CC BY-NC-ND / ICRC / Nadia Shira Cohen

У девочек есть то, что так необходимо в детстве, – любовь. Бабушка окружает их заботой и прививает дисциплину. Теперь они знают, что жизнь состоит не только из обязанностей – ее неотъемлемой частью стали игры и танцы. Их бабушка Мари, пожелавшая взять внучек к себе, жила одна. В 72 года она будто снова стала матерью. Хотя она не может работать и живет в очень плохих условиях, она старается дать девочкам все, что в ее силах.

Сестры по дороге в начальную школу. CC BY-NC-ND / ICRC / Nadia Shira Cohen

Девочки ходят в школу, где занятия ведутся на киньяруанде и английском. По словам учителя Нийонзимы Ведасте, они учатся хорошо. С учетом того, как бедно живет их семья, им очень повезло, что они могут ходить в школу. Когда девочки только приехали, учителя и родители на общем собрании решили освободить их от ежегодной платы в 120 долларов. Филомена, которой сейчас 12, хочет стать учительницей киньяруанды, родного языка их матери, а 10-летняя Жанна-Франсуаза – врачом.

Филомена и Жанна-Франсуаза с друзьями на занятиях второго класса начальной школы. CC BY-NC-ND / ICRC / Nadia Shira Cohen

На воссоединение семьи, которым занимался МККК, ушло много времени, но Мари рада, что внучки теперь с ней. «Девочки вернули мне давно забытую радость жизни», – сказала она мне. По ее словам, когда они только приехали, их было очень трудно обуздать. Они часто ссорились, были злыми, не умели радоваться. «Я играю с ними, мы шутим и смеемся, – говорит Мари. – Детям это очень нужно».

Девочки играют с родственниками и соседями. CC BY-NC-ND / ICRC / Nadia Shira Cohen

Увидев сестер снова, я убедилась, что переезд из Браззавиля был правильным решением. Как матери, мне грустно оттого, что мама Жанны-Франсуазы и Филомены не видит, какими удивительными девушками они растут. Но я успокаиваю себя тем, что она была бы рада, что ее дочери наконец дома.

CC BY-NC-ND / ICRC / Nadia Shira Cohen

Подпишитесь на новости МККК