Цена Нагорно-карабахского конфликта в истории потерь, бегства и начала новой жизни одним юношей. Areg BALAYAN/ICRC

Нагорно-карабахский конфликт: как музыка помогла юному переселенцу побороть страх

Молодые музыканты готовятся к выступлению. Один из них играет на трубе под аккомпанемент ударных и хора. Его подвижные пальцы легко касаются клапанов инструмента. Глаза юноши закрыты — он целиком во власти музыки.
Статья 07 октябрь 2021 Армения Азербайджан
Музыка наперекор всему: Ваагн с друзьями в местном доме творчества.
Музыка наперекор всему: Ваагн с друзьями в местном доме творчества. Areg BALAYAN/ICRC

Осенью 2020 г. эскалация Нагорно-карабахского конфликта вынудила 16-летнего Ваагна Абагяна вместе с матерью и братом искать прибежища в Армении, в Ереване. Несмотря на все тяготы, музыкальный талант Ваагна помог ему приспособиться к новой жизни. Он даже начал заниматься в местном доме творчества.

«Любовь к музыке у меня от дедушки: он играет на шви —это традиционный армянский духовой инструмент. Дед —большой знаток народной музыки», — рассказывает Ваагн.

Мелодии, которые он играл мне, когда я был маленьким, глубоко меня тронули, и я решил стать музыкантом.

Стать музыкантом Ваагна вдохновил дедушка.
Стать музыкантом Ваагна вдохновил дедушка. Areg BALAYAN/ICRC

Когда Ваагну исполнилось восемь лет, мама отдала его учиться в музыкальную школу по классу трубы. С этого и начался его путь к тому, чтобы стать музыкантом. «Я помню, как звонил родственникам, включал громкую связь и начинал играть, — смеется Ваагн. — И только сыграв что-нибудь, говорил с ними».

Ваагн оттачивает исполнительское мастерство в музыкальной школе.
Ваагн оттачивает исполнительское мастерство в музыкальной школе. Areg BALAYAN/ICRC

Одержимый музыкой, Ваагн упорно занимался и вскоре стал лучшим трубачом на своей малой родине. «Я разучивал произведения, которые мало кто мог сыграть, но не видел в этом ничего особенного», — скромно говорит он. Международный конкурс исполнителей, в котором он участвовал три года назад, открыл для него дверь в большой мир музыки. «Мне страшно не понравилось, как я выступил, — вспоминает он, — но зрители устроили мне овацию».

Я удивился, когда узнал, что занял первое место. С тех пор я все время работаю над техникой игры.

Ваагн на репетиции.
Ваагн на репетиции. Areg BALAYAN/ICRC

Ваагн с нежностью вспоминает родной город и прежнюю безмятежную жизнь. «Я родился уже после событий 1990-х годов и поэтому не подозревал, что война всегда близко и может разразиться в любой момент», — говорит он. Осенью 2020 г., всего за несколько дней до возобновления боевых действий, Ваагн поступил в музыкальное училище. Три недели спустя занятия прервал грохот взрывов: его город обстреливали.

Сперва я решил, что это просто фейерверки.

«Потом заметил, как трясутся зеркала, и только выглянув в окно понял, что происходит», — вспоминает он.

Ваагн усердно занимается, чтобы осуществить свою мечту — стать профессиональным музыкантом.
Ваагн усердно занимается, чтобы осуществить свою мечту — стать профессиональным музыкантом. Areg BALAYAN/ICRC

Два дня они с мамой прятались в подвале, но вскоре оставаться там стало слишком опасно. Семья Ваагна бежала из города. Вернуться им было не суждено. «Мы успели взять с собой кое-что из одежды, кое-какие документы и мою трубу. Все семейные фотографии пришлось бросить, а ведь это такая ценность», — вздыхает Ваагн.

Труба — главная ценность Ваагна: инструмент помог ему пережить тяжелые времена.
Труба — главная ценность Ваагна: инструмент помог ему пережить тяжелые времена. Areg BALAYAN/ICRC

С тех пор как Ваагн был вынужден покинуть родные края, он изо всех сил старается освоиться на новом месте. «Может, у нас в городе была не самая активная культурная жизнь, но мне там было хорошо. Там я родился, ходил в школу. Там были все мои друзья», — говорит он с грустью.

Дома по-настоящему спокойно на душе. Родной дом никогда не забудешь — он навсегда с тобой.

Тоска по дому стала еще сильнее, когда он и его семья очутились в переполненном общежитии. Условия жизни оставляли желать лучшего. Там было негде учиться или заниматься музыкой. Поначалу Ваагн не мог найти в себе силы, чтобы вновь взять в руки инструмент или учебники. «Я думал, что никогда не смогу продолжить учебу из-за войны», — говорит он.

Ваагн в музыкальном училище.
Ваагн в музыкальном училище. Areg BALAYAN/ICRC

«Потом мы с друзьями решили играть прямо на улице. Нас заметил директор одной из музыкальных школ Еревана. Он предложил нам основать группу и давать концерты вместе с другими детьми-переселенцами. Музыка нас спасла! Общение, новые знакомства, занятия музыкой, творчество — все это очень простые вещи, но только они помогли мне побороть отчаяние и страх», — добавляет он.

Общение с новыми друзьями в ереванском доме творчества помогло Ваагну одолеть отчаяние.
Общение с новыми друзьями в ереванском доме творчества помогло Ваагну одолеть отчаяние. Areg BALAYAN/ICRC

Ваагн активно использует новые возможности, которые у него появились. Его главная цель — получить полноценное образование, чтобы заниматься музыкой профессионально. Вот почему через несколько месяцев после того, как он оказался в Ереване, он решил снова пойти в музыкальное училище и создать группу вместе с другими студентами и уже состоявшимися музыкантами.

Путь к совершенству — в практике: Ваагн в музыкальном училище.
Путь к совершенству — в практике: Ваагн в музыкальном училище. Areg BALAYAN/ICRC

Сейчас Ваагн живет с бабушкой и дедушкой: им тоже пришлось покинуть свое село из-за Нагорно-карабахского конфликта. И хотя жизнь возвращается в более или менее нормальное русло, Ваагн по-прежнему не может вернуться в родной город. «Мне кажется, что война может начаться в любой момент, и мне, может быть, снова придется бросить учебу. Раньше я мог мечтать, строить планы, а теперь не могу». Но Ваагн все равно не собирается отказываться от своей мечты.

Я не могу сидеть сложа руки и думать, что двигаться вперед нет смысла.

Ваагн и его бабушка и дедушка осваиваются на новом месте.
Ваагн и его бабушка и дедушка осваиваются на новом месте. Areg BALAYAN/ICRC

Войны и конфликты коверкают людям жизнь и мешают им строить планы на будущее. И всё же выбор Ваагна — жить, учиться и двигаться вперед день за днем, несмотря на все тяготы жизни вынужденного переселенца. Этот выбор он делает каждый день.

Трубач Ваагн не сдается перед лицом жизненных невзгод.
Трубач Ваагн не сдается перед лицом жизненных невзгод. Areg BALAYAN/ICRC