Северная Ирландия: залечивая раны после 30 лет конфликта

20 апрель 2017
Северная Ирландия: залечивая раны после 30 лет конфликта
Фреска на стене в Северной Ирландии.

Когда думаешь о местах, которые все еще не оправились после десятилетий ожесточенных конфликтов, о Северной Ирландии скорее всего вспомнишь не сразу. С подписанием Белфастского соглашения 20 лет назад наступил относительный мир, однако военизированные группировки все еще активны, а насилие остается постоянной угрозой для многих сообществ. Джефф Лоан — глава офиса МККК в Белфасте. Его двухлетний срок пребывания в Северной Ирландии подходит к концу. В этом интервью он рассуждает о некоторых сложностях, с которыми сталкивается МККК, и рассказывает об усилиях, предпринимаемых для решения проблем, вызванных гуманитарными последствиями продолжающегося насилия.

Как долго существует офис в Белфасте, и что привело к решению обеспечить присутствие МККК в Северной Ирландии?

В разгар беспорядков в 70-е и 80-е годы МККК посещал политических заключенных — как республиканцев (выступавших за отделение от Великобритании), так и лоялистов (желающих остаться в составе страны) — содержавшихся тогда под стражей в тюрьме Лонг-Кеш (сейчас она называется Мэйз). Это происходило эпизодически, не чаще одного раза в год, а зачастую и намного реже. Офис МККК в Белфасте открылся в 2011 г. по запросу Министерства юстиции и других органов власти, которые полагали, что мы сможем играть важную роль в оказании помощи пострадавшим от продолжающегося насилия, в особенности задержанным за применение насилия в отношении государства или за членство в военизированных группировках.

Многие удивляются, когда узнают, что МККК работает в Северной Ирландии, им кажется, что конфликт уже давно завершен. Какие гуманитарные потребности здесь еще остались?

Если вы сами никогда не были в Северной Ирландии, из репортажей СМИ очень просто сделать вывод, что жизнь в Северной Ирландии после конфликта вернулась в нормальное русло. Но это не так. Хотя людей погибает немного, согласно отчету о терроризме в ЕС 2015 г. (2015 European Union Terrorism Situation and Trend Report), на Северную Ирландию приходится примерно 50% всех террористических актов в Европе.

Нерешенные политические вопросы закрепляют разделение, особенно в рабочих районах, где этот конфликт зародился и развивался. Тысячи людей до сих пор испытывают на себе физические и психологические последствия этого вооруженного конфликта. Уровень депрессивности, алкоголизма, использования препаратов рецептурного отпуска, самоубийств и других социальных проблем здесь значительно выше, чем в других частях Великобритании.

Бывшие заключенные и их родственники не могут официально устроиться на работу, застраховаться, им запрещено выезжать в некоторые регионы мира.

Родственники пропавших без вести спустя десятилетия все еще страдают из-за их исчезновения. Население ежедневно подвергаются насилию и угрозам со стороны военизированных группировок.

Что делает МККК, чтобы помочь населению в этой ситуации?

С первых дней работы нашего офиса в 2011 г. мы сосредоточили свою деятельность на трех основных направлениях — это заключенные, гуманитарные последствия вооруженного насилия и поиск пропавших без вести. Наши местные и иностранные сотрудники, занимающиеся вопросами защиты, регулярно посещают тюрьмы Магаберри и Хайдбэнк. Приоритетом является оценка условий и обращения с лицами, которые были лишены свободы по политическим мотивам и содержатся в специальных отдельных блоках ради их собственной безопасности. Кроме того, у нас есть врач, который занимается задержанными, что позволяет улучшить систему здравоохранения внутри пенитенциарной службы. В 2015 г. Ник Хардвик, главный инспектор пенитенциарных учреждений Англии и Уэльса, заявил, что тюрьма Магаберри «переживает кризис» и является одной из самых опасных тюрем в Великобритании.

МККК также финансово поддерживает и тесно сотрудничает с группами общественности, которые выступают в роли посредников между военизированными организациями и жертвами насилия, стремясь устранить угрозы. Благодаря нашей подготовке и поддержке они получили возможность действовать в этом качестве и снизить уровень насилия в отношении молодых людей.

Выяснение судьбы пропавших без вести лиц остается очень сложным и политически окрашенным вопросом в Северной Ирландии, впрочем, как и везде. Работа с пропавшими без вести очень важна, и связи МККК могут помочь получить больше информации и пролить свет на этот вопрос. Хотя работа в этой области велась в ограниченном объеме, тот факт, что прошлые и существующие сейчас военизированные группировки считают нас нейтральной и международной организацией, в некоторых случаях позволил добиться определенных успехов.

Какие ключевые проблемы еще только предстоит решить?

Очевидно, что продолжающееся существование военизированных группировок в Северной Ирландии будет и дальше вызывать опасения гуманитарного характера. Я хотел бы подчеркнуть необходимость решать проблемы, связанные с содержанием под стражей, а также с применением насилия в отношении молодых людей, в частности, в качестве произвольного наказания за «преступления» или антиобщественное поведение.

Мы также работаем вместе с нашими коллегами из Британского Красного Креста, которые сталкиваются с самыми разнообразными проблемами, например, им необходимо сохранять связь с государством, обеспечивая при этом более безопасный доступ ко всем сообществам и завоевывая их признание. И хотя объем оперативной работы, которую мы ведем совместно с национальным обществом, крайне ограничен, мы стремимся к максимально тесному сотрудничеству.

Наша недавно начатая работа с области борьбы с сексуальным насилием, как и везде, требует особой деликатности, но мы полны решимости привлечь к ней внимание. Этой проблеме раньше не уделяли должного внимания, но мы считаем, что более широкое ее рассмотрение и обсуждение принесет пользу, и мы движемся в этом направлении. Мы одна из немногих внешних организаций, работающих в Северной Ирландии. Благодаря этому у нас есть иная степень легитимности, чем у местных организаций, которые в такой напряженной политической обстановке с трудом завоевывают доверие всех сторон или вообще не ставят перед собой такой задачи.

Какие уроки может МККК вынести из опыта, полученного в Северной Ирландии? Чем ваша работа там отличается от предыдущего опыта работы в других местах?

Я считаю, что в Северной Ирландии можно получить огромный опыт работы в постконфликтных обществах, увидеть, как сообщества отчасти ликвидируют последствия конфликта, залечивают причиненные им раны. Успехи, достигнутые Северной Ирландией, восхищают, но во многих случаях мало что поменялось. Группы населения, принадлежащие к обеим общинам, чувствуют себя брошенными, изолированными, никому не нужными. Это вызывает обеспокоенность, поскольку в такой обстановке сохраняется потребность в гуманитарной помощи, и различным организациям, в том числе МККК, здесь есть, куда приложить силы.
Моя работа в Северной Ирландии была захватывающей, плодотворной, но порой у меня опускались руки. Повторюсь, с самого начала для меня стало неожиданностью, что ситуация в Северной Ирландии не урегулирована и что предстоит огромная работа по преодолению гуманитарных последствий насилия.

Больше о Северной Ирландии: Фрески Белфаста – наследие конфликта 

Подпишитесь на новости МККК